ТРЕГУБЕНКО В.М.

Трегубенко В.М.

С глубокой любовью посвящаю
моим дочерям Татьяне и Ольге
и внукам Павлу и Инге

Автор

«Я по свету
не мало
хаживал…»

 

 

ВОСПОМИНАНИЯ

ПРЕДИСЛОВИЕ

27 августа 2007 года.

Позади 76 лет моей жизни, из них 56 лет педагогического стажа на ниве народного образования в должности учителя физики и математики, завуча и директора средней школы (34 года) и преподавателя Курганского сельскохозяйственного техникума в должности преподавателя физики, биофизики, информатики и математики (22 года).

За 2 недели до 27 августа 2007 года я подал заявление об уходе на заслуженный отдых. В этот день я решил оглянуться назад на путь, который прошла наша Родина, мои родители и я с начала ХХ века и до наших дней. Я разделил это время на 4 периода:  первый – дореволюционный (до 1917 года), второй – с 1917 до 1940, третий – с 1941 до 1991 и четвёртый  с 1991 и до наших дней.

Наши дети, внуки и правнуки должны постигнуть глубинную суть событий и явлений, протекавших в каждый из периодов, понять их, выявить причинно-следственные связи. Они должны попытаться осмыслить, проанализировать исторический процесс, его закономерности и случайности, ожидаемые и неожиданные повороты. Прошлое и настоящее народа – единый процесс. Вот почему нам и нашим детям, внукам и правнукам необходимо понять в чем истоки многих трагических событий, которыми так насыщено завершившееся столетие.

Я, как педагог, считаю, что важнейшим условием стабильности государства и общества является чувство патриотизма его граждан. Это чувство может породить боль за страну, но никогда не позволит ее унизить.  История ХХ века продемонстрировала бесплодность и опасность «казённого» и «исторического» патриотизма, основанного на унижении   других народов, на презрении и зависти к другим странам. По многим из этих проблем как в обществе, так и в науке идут споры. Но при всех возможных дискуссиях есть идеи, которые могут объединить большинство людей страны. Одна из них заключается в необходимости стабильного, сильного государства. Вот почему особое внимание всех граждан России уделено характеру власти, ее изменениям.

Конец ХХ века снова поставил вопрос о путях развития страны. Главное нам видится в том, что Россия исчерпала лимит на революции, которые ведут не к национальному согласию, а к катастрофе, гибели людей. И тот, кто забывает прошлое, обречён пережить это ещё раз.

Я считаю, что от всех нас зависит, удастся ли России избежать «великих потрясений», удастся ли создать общество, сочетающее свободу и порядок, развитие и стабильность, открытость миру и уважение к себе и своим традициям.

Свои «Воспоминания» я веду на фоне исторических событий. На все периоды истории я смотрю с точки зрения коммуниста. При написании книги я использовал фактический и теоретический материал, фрагменты исторических свидетельств и документов, воспоминания выдающихся людей, материалы новейших исследований историков, архивный материал, фотодокументы и иллюстрации, которые оживят «Воспоминания».

Свой труд с глубокой любовью посвящаю моим дочерям Татьяне и Ольге, их мужьям  Волтеру Глисону и Йонасу Карлссону, внукам Павлу и Инге, правнучке Майе и ее маме Дейдре.

Автор
Курган.  Россия

 

2007 год

 

 

ДОРЕВОЛЮЦИОННЫЙ ПЕРИОД И ПЕРВЫЕ ГОДЫ

 СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ

            Мой дед, Трегубенко Степан Иванович, родился в 1876 году в селе Бутурлиновка Воронежской губернии, расположенном в 242 километрах к юго-востоку от города Воронежа на реке Осередь, притоке Дона, в семье дворянина. Его отец, Трегубенко Иван, получил дворянство в результате продвижения по государственной службе в городе Воронеже.

В 1870 году Иван Трегубенко переехал со своей женой в сего Бутурлиновка, где получил от уездной управы земельный участок владельческих 15 десятин, купил лошадей, овец, свиней, коров, кур, построил кузницу, в которую принял на работу двух человек.

Слобода Бутурлиновка, основанная в первой половине 18 века на земле генерал-фельдмаршала Бутурлина Александра Борисовича (1694-1767гг) – графа, российского государственного и военного деятеля, славилась разнообразными промыслами: кузнечным ремеслом, выделкой кож, шитьём сапог и тулупов. С северо-запада к Бутурлиновке примыкает Шилов лес – Нагорная Дубрава, строительный лес которой в конце 17 века Петр 1 использовал для строительства Азовской флотилии.

В этой  слободе в зажиточной дворянской семье в 1876 году и родился мой дед Трегубенко Степан Иванович. В конце 90-х годов ХХ века умерли отец и мать моего деда, и все хозяйство перешло в руки Степана Ивановича. Его семья начала расти: в 1896 году рождается сын Кирилл, в 1898 году – дочь Клавдия, в 1902 году рождается моя мама Олимпиада, а в 1913 году – дочь Зоя, моя тётя.

В 1917 году село Бутурлиновка было преобразовано в город. В настоящее время город Бутурлиновка – районный центр Воронежской области, население которого по переписи 2006 года насчитывает 26800 человек. Это железнодорожный узел на линии Лиски – Поворино. В городе развита пищевая промышленность, есть хлебопекарня, мясокомбинат, ликеро-водочный и консервный заводы.

Семья Трегубенко проживала в мире и согласии в конце Х1Х и начале ХХ веков. Глава семьи, Трегубенко Степан, в течение многих лет разводил лошадей, скотину, птицу, выращивал зерновые культуры, фрукты и овощи, содержал кузницу, занимался выделкой кож, шитьём сапог и тулупов. Все это, произведённое своими руками, руками жены и наёмных рабочих, отправлял на продажу в близлежащие уезды Воронежской губернии и в сам город Воронеж.

Имея солидный денежный достаток, он смог дать всем своим детям хорошее образование. Так дочери Клавдия и Олимпиада закончили полный курс частной женской гимназии в городе Воронеже. Зоя в 1920 году поступила в начальную школу, которую закончила в 1924 году.

Срок обучения в гимназии был 7 лет. В нее принимались дети от 9 до 13 лет всех сословий. Первая гимназия была открыта в 1859 году. Однако государственные гимназии не могли принять всех желающих, поэтому стали открываться частные гимназии. Первые такие гимназии появились в 1872 году. Правда, стоимость обучения в них была столь высока, что учились здесь только дети состоятельных родителей. В женских гимназиях желающие могли остаться на восьмой год обучения, в течение которого им преподавалась педагогика. После окончания выпускницы получали аттестат домашней наставницы с правом преподавания по отдельному конкретному предмету. Многие выпускницы становились преподавателями начальных классов и нанимались гувернантками в богатые дома.

Однако выпускницы гимназий не имели возможности получить высшее образование. В 1863 году был запрещён доступ      женщин    в    университеты.      Правительство       и консервативные профессора считали, что женщина и наука – понятия несовместимые. Для получения высшего образования женщины вынуждены были уезжать в Европу. Результатом обучения за границей стало появление первых в России женщин-ученых: профессора математики С.В. Ковалевской, доктора химии Ю.В. Лермонковой, доктора права А.М. Евреинской.

Правительство было обеспокоено массовым отъездом женщин за границу, где они не только обучались, но и попадали под влияние революционных идей. Было разрешено открытие Высших женских курсов в  1873 году в Москве, позднее и в Петербурге. В 1911 году их выпускницы получили первые дипломы о высшем образовании, дававшие им право на научную и преподавательскую деятельность наравне с мужчинами.

Моя мама, Трегубенко Олимпиада, после окончания Воронежской частной женской гимназии в 1918 году поступила в Классическую гимназию Фишера в Москве, которую успешно закончила в 1919 году. В этой гимназии училась и Зинаида Гиппиус, известная поэтесса Серебряного века.

Гимназия Фишера в Москве где училась Олимпиада Трегубенко

Гимназия Фишера, где училась Олимпиада Трегубенко.

 

Единственный сын Степана Ивановича, Кирилл, поступил в Государственную Воронежскую мужскую гимназию, которую успешно закончил в 1912 году. После окончания гимназии он вернулся в родную Бутурлиновку, где жил до 1914 года, помогая отцу вести  хозяйство.

В 1914 году мирный труд был прерван 1 Мировой войной. К началу войны в Европе сложились два военно-политических блока. В 1882 году между государствами центральной Европы Германией, Австро-Венгрией и Италией был заключён Тройственный союз. Военно-политический блок Англии, Франции и России был назван Антантой.  Первая Мировая война стала следствием противоречий между европейскими державами.      В    ней     участвовали       более       половины    независимых   стран мира. Впервые в истории были применены химическое орудие, танки, автоматы.

1 августа 1914 года Германия объявила войну России. Началась массовая мобилизация в армию. Война вошла и в семью Трегубенко.  В 1914 году Кирилл был мобилизован царским правительством на Юго-Западный фронт в звании ефрейтора.

Бои на русском Юго-Западном фронте занимали важное место в общем ходе войны 1914 года. Со стороны русских и австро-венгерских войск в сражении участвовало свыше 100 дивизий. 18 августа 1914 года началось наступление русской 8 армии генерала Брусилова, в которой находился Кирилл, а 23 августа развернулось грандиозное сражение на фронте протяжённостью более чем 300 км. Русская армия разбила австро-венгерские войска, вынудив их к отходу за реку Сан, и заняла город Львов. Преследуя противника, русские войска оттеснили его за реку Дунасу и к Карпатам, блокировав крупнейшую австрийскую крепость Перемышль.

2 Генерал Брусилов. Под его командованием стражался Кирилл Трегубенко

Генерал Брусилов, под командованием которого сражался Кирилл

За успешные действия в боях Кириллу был присвоен Георгиевский Крест 4-ой степени и соответствующая этой награде медаль и присвоено первое офицерское звание унтер-офицер.

Галицийская операция закончилась победой русский войск. В конце сентября русское командование решило направить главные силы своей армии против Германии и для этой цели перегруппировать их с реки Сана на Среднюю Вислу к Варшаве.

В последних числах сентября 1914 года Кирилл был ранен в голову и в руку при проведении Ивангородско-Варшавской операции. Затем последовало лечение в госпиталях в течение нескольких месяцев, потом годичное обучение в офицерской школе прапорщиков, выпуск из этой школы в чине прапорщика, отправка на Румынский фронт в конце декабря 1916 года.

27 августа 1916 года Румыния объявила войну Австро-Венгрии и начала операцию по овладению Трансильванией. Первоначально румынская армия добилась успеха, но затем понесла ряд поражений в Добрудже и Трансильвании.

Германские войска вторглись в Румынию и заняли Бухарест. В руки Германской коалиции попал важный источник продовольствия, а также нефти и другого сырья. Только с помощью русских войск Румынский фронт в конце декабря 1916 года был стабилизирован по линии нижнее течение Дуная- Браила- Фокшана-Окна-Дорна-Ватра. Таким образом фронт русской армии удлинился на 500 км. Русское командование было вынуждено перебросить в Румынию 35 пехотных и 11 кавалерийских дивизий, в одной из которых служил Кирилл Трегубенко.

В конце февраля 1917 года в России совершилась Февральская революция. 27 февраля 1917 года депутаты 4-ой Думы создали временный комитет для восстановления порядка и для сношения с лицами и учреждениями. Основной задачей временного комитета было предотвращение развала страны и армии в условиях начинавшейся революции. Думские деятели стремились придать революции легальный характер и не допустить анархии. Председатель комитета М.В. Родзянко еще 26 февраля 1917 года направил телеграмму находящемуся в Ставке в Могилеве Николаю 11, в которой говорилось о необходимости конституционных уступок, о создании ответственного перед Думой правительства. Царь не сразу согласился с требованиями Родзянко; лишь 28 февраля Николай 11 признал, что без уступок не удастся добиться социального мира. Однако правительство запоздало. В ночь с 1 на 2 марта Родзянко сообщил в ставку, что спасти монархию может только отречение Николая 11. 2 марта 1917 года Николай 11 подписал отречение от престола, причём не только от своего имени, но и от имени наследника – цесаревича Алексея в пользу своего брата Михаила. На другой день и Михаил вынужден был отказаться от престола.

В дальнейшем под давлением масс Петроградский Совет добился от Временного правительства решения об аресте бывшего царя и его семьи.

Перед актом отречения Николай П назначил премьер-министром Князя Г.У. Львова, земского деятеля и политика. Таким образом была обеспечена правовая преемственность власти. Министры Временного правительства были в большинстве своем приверженцами идеи правового государства. Особые усилия Временное правительство направило на то, чтобы удержать в подчинении армию. Главнокомандующим стал генерал Брусилов.

Внешняя и военная политика Временного правительства не соответствовала реальным возможностям страны.   Уже в апреле 1917 года произошли крупные антиправительственные  выступления масс по самому жгучему вопросу – о войне и мире. Эти события положили начало кризису Временного правительства, который завершился созданием 5 мая 1917 года первого коалиционного кабинета, куда наряду с либералами вошли и социалисты. Пост военного и морского министра получил А.Ф. Керенский. Никаких существенных перемен в жизни рабочих и крестьян не произошло. Крестьянам по-прежнему предлагали ждать созыва Учредительного собрания. Для рабочих 8 часовой рабочий день не был узаконен, требования о повышении заработной платы не удовлетворились.

Во время апрельского кризиса большевики, чьи агитаторы принимали активное участие в организации демонстраций, добились своего первого в 1917 году политического успеха. 3 апреля 1917 года из эмиграции в Петроград вернулся Ленин. Вернувшийся в Россию партийный лидер считал необходимым отказаться от всякой поддержки Временного  правительства. Немедленное заключение мира, национализация всех банков и земель, установление рабочего контроля над производством и распределением, полное идейное и организационное размежевание с меньшевиками – эти требования казались в апреле неосуществимыми. На конференции большевиков Ленину удалось убедить делегатов в необходимости борьбы за перерастание буржуазной революции в социалистическую, то есть за полную реализацию большевистской программы.

Ленин 1917

На многочисленных митингах солдаты выступали с лозунгом: «Долой войну!»

14 июля 1917 года произошла грандиозная демонстрация. Более 500 тысяч солдат, матросов и рабочих шли под лозунгом: «Вся власть Советам!» Временное правительство решило применить оружие против демонстрантов. Было убито и ранено более 400 человек. Правительство объявило Петроград на военном положении. Начались аресты и убийства большевиков.

В большевистской партии все громче становились голоса тех, кто выступал за открытую конфронтацию с властями, за вооружённое восстание. К этому с середины сентября неустанно призывал Ленин.

Подготовкой восстания руководил Троцкий, сумевший организовать постепенный (в течение 24 и 25 октября)  захват стратегически важных пунктов столицы. Керенский не смог организовать эффективного противодействия перевороту. Он покинул столицу и отправился в штаб Северного фронта. Премьер-министр надеялся подавить мятеж  силами боевых частей. Эта отчаянная акция запоздала. К вечеру 25 октября 1917 года почти весь город был захвачен восставшими.

В ночь на 26 октября 1917 года (по старому стилю) участники переворота захватили Зимний дворец и арестовали министров Временного правительства. На втором заседании съезда, открывшимся вечером 26 октября, были приняты Декреты о мире, о земле, постановление об отмене смертной казни. Эти правовые акты способствовали популярности новой власти. Большевики могли приступить к созданию тоталитарного государства «диктатуры пролетариата». Второй Всероссийский съезд Советов избрал ВЦИК и создал однопартийное большевистское Советское правительство – Совет народных комиссаров во главе с Лениным.

 

                        ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА

      Гражданская война началась в ноябре 1917 года. После некоторых вооружённых столкновений, повлёкших за собой сотни жертв, власть в Москве перешла к большевикам. Менее чем через месяц новая власть контролировала большую часть севера и центра России. Основными очагами сопротивления были  районы Дона и Кубани, Украина и Финляндия.

Первым взбунтовалось донское казачество. Казаки резко отличались от остальных русских крестьян. Они имели право получить 30 десятин земли за службу, которую несли до 36 лет. В новых землях они не нуждались, но хотели сохранить то, чем уже владели. Потребовалось всего несколько неудачных высказываний большевиков, в которых они клеймили кулаков, чтобы вызвать недовольство казаков.

Противники Советской власти обращались к казакам в надежде превратить их в своих сторонников. Была создана добровольная армия под командованием генерала Корнилова. В апреле 1918 года после смерти Корнилова этот пост занял генерал Краснов.

В первые же дни новой власти Украинская Рада отказалась признать большевистский Совнарком законным правительством страны и объявила о независимости Украины.  Под командованием Антонова-Евсеенко 6000 красноармейцев и моряков начали военные действия против Рады.

Третий фронт Гражданской войны находился на Востоке. Десятки тысяч чешских и словацких солдат, отказавшись защищать Австро-Венгерскую империю, объявили себя военнопленными у «русских братьев» и получили разрешение добраться до Владивостока, чтобы затем присоединиться к французской армии. Поскольку боевого оружия у них было больше, чем предусматривалось соглашением, власти решили его конфисковать. 26 мая 1918 года в Челябинске конфликты перешли в настоящее сражение, и белочехи заняли город. Через несколько недель они взяли под контроль многие города вдоль Транссибирской магистрали, перерезав жизненную артерию, связывающую европейскую часть России с Сибирью.    Наступление белочехов получило незамедлительную поддержку эсеров.

К внутренней оппозиции вскоре присоединилась иностранная интервенция. Белая армия и иностранные интервенты захватили большую территорию России и Закавказья. В руках Советской власти оставались лишь губернии Центральной России. Республика Советов преодолевала неимоверные трудности. Она лишилась  украинского, сибирского и волжского хлеба. Голод охватил страну. Захваченные врагами районы ранее давали стране 90% каменного угля, 85% железной руды, там производилось три четверных чугуна и стали.

Учитывая сложность ситуации, большевики в кратчайшие сроки сформировали Красную Армию, создали особый способ управления экономикой, назвав его «военным коммунизмом» и установив политическую диктатуру.

В боевых действиях Красной Армии участвовали десятки тысяч иностранных граждан, в числе которых был и мой отец- поляк,  Михаил Федорович Щербак.

Для объединения армейских коммунистов и развёртывания партийно-политической работы на фронте были созданы политотделы. Осенью 1919 года после проведения идеологической компании в партию записалось 40 тысяч человек. В сентябре в ряды Российской Коммунистической партии вступил и Кирилл Трегубенко.

В начале апреля 1920 года войска Польши начали военные действия. Сломив оборону Красной Армии, они захватили значительную часть территории. 28 апреля 1920 года Политбюро ЦК РКП(б) утвердило план вооружённого отпора Польши. Стараниями Польревкома в районе Бобруйска была сформирована 1-я Польская Красная Армия, в которую был направлен перешедший на сторону Красной Армии Щербак Михаил Федорович – мой отец, родившийся в городе Хельм в  семье рабочего цементного завода.

4 Первая Польская армия, где служил Михаил Щербак

     Первая Польская Красная Армия, в которой сражался мой отец.

       Мой отец с 1919 года стал членом польской социалистической партии будучи рабочим стекольного завода. Он был мобилизован в белопольскую армию Пилсудского в марте 1920 года. В июле 1920 года в боях под Вильно отец с группой товарищей перешёл на сторону Красной Армии. В августе 1920 года был тяжело ранен в левую ногу осколком снаряда и был направлен в один из Московских военных госпиталей, где ему ампутировали ногу ниже колена. В этом же госпитале он познакомился с медицинской сестрой Трегубенко Олимпиадой – моей мамой, которая с 1918 года жила в Москве.

Расчёт на поддержку польского пролетариата не оправдался. Наоборот, ответом на наступление Красной Армии был мощный национально-патриотический подъем польского народа в защиту своей родины и независимости. Армия Тухачевского встретила упорное сопротивление и была вынуждена перейти границу Восточной Пруссии, где  была интернирована. 18 октября 1920 года в Риге был заключён тяжёлый и несправедливый мирный договор между Россией и Польшей.

Летом 1920 года Врангель принял попытку продвинуться на север от Крыма. По решению ЦК партии был сформирован Южный фронт и разработан план разгрома противника. Одним из важных элементов плана было создание стратегического плацдарма на левом берегу Днепра. Утром 7 августа 1920 года Красная армия форсировала Днепр и заняла район Каховки. Переброшенная с Польского фронта 1 Конная  Армия нанесла врангелевцам удар с Каховского плацдарма. Армия Врангеля отступила в Крым.

8 ноября 1920 года начался штурм укреплений на Перекопском перешейке. 51-й дивизии надлежало атаковать Турецкий вал с фронта; часть наших войск должна была перейти Сиваш вброд, обойти перекопские укрепления и ударить по врагу с тыла….Шли последние приготовления к решающему штурму. В прибрежных лиманах сапёры строили плоты для переправы пулеметов и лёгкой артиллерии. Стоя по пояс в ледяной воде, красноармейцы укрепляли броды через Сиваш, настилали на дно солому, плетни, доски, бревна. Надо было скорее пройти через Сиваш, пока ветер угнал воду в Азовское море.

5 Переход через Севаш.odt 2

7  ноября   1920 г., день третьей годовщины Великого  Октября,   10  часов  вечера.  Ночная темнота окутала землю. С крымского   берега, прорезая   мглу,   шарили   лучи   прожекторов. И вот через Сиваш двинулись наши передовые части.   Путь указывали проводники — жители прибрежных сел. Невероятно тяжел был этот переход.  Люди,   лошади,   повозки  застревали в топком дне. Напрягая все силы, красные воины продвигались вперёд, с трудом вытаскивая из трясины орудия. Лишь через три часа они почувствовали под ногами твёрдую землю. Освещённая вражескими прожекторами, под ливнем пуль, среди взрывов снарядов вперёд пошла штурмовая колонна — коммунисты и комсомольцы.

После нескольких часов упорной атаки 51-я стрелковая дивизия под командованием В.К. Блюхера заняла Турецкий вал. В прорыв стремительно двинулись полки 1-ой Конной Армии, в которой воевал Кирилл Трегубенко. Во время штурма Красная Армия потеряла не менее 10 тысяч человек. В этом бою героически погиб мой дядя Кирилл Трегубенко. Кирилла сразила пулемётная очередь. Об этом рассказал его лучший друг Федор Горшков, который бок о бок сражался с ним в конном строю. Он тоже был ранен в этом бою, лечился в госпитале, а после демобилизации побывал  8 декабря 1920 года в селе Бутурлиновка.

Тяжёлые бои шли за освобождение Дальнего Востока. В начале апреля 1920 года японские интервенты вернули к власти белогвардейцев во Владивостоке и других крупных центрах. Были захвачены и сожжены в паровозной топке руководитель дальневосточных партизан С.Г. Лазо, члены Военного Совета А.Н. Луцкий и В.М. Сибирцев. Между тем японское командование убеждалось в невозможности захвата Дальнего Востока. В войсках усиливались революционные и антивоенные настроения. К середине октября японцы вывели свои войска из Забайкалья и Амурской области.

 

ОБРАЗОВАНИЕ СССР. ПЛАН ПОСТРОЕНИЯ СОЦИАЛИЗМА.

            Когда в 1920 г. утихла Гражданская война, РСФСР занимала 92%  территории и включала в себя 70% населения, которому, в конечном счёте, предстояло войти в СССР. Остальные территории подразделились на восемь отдельных государств. Сюда входили Украинская, Белорусская, Азербайджанская, Армянская и Грузинская Советские Социалистические Республики, Дальневосточная Республика и две советские республики в Средней Азии: Хорезмская и Бухарская.

И 1918 году В.И. Ленин мудро говорил о неразрывности интересов советских народов: «Мы властвуем не разделяя, по жестокому закону Древнего  Рима, а соединяя всех трудящихся неразрывными цепями живых интересов, классового сознания… Совершенно добровольно, без лжи и железа будет расти эта федерация, и она несокрушима.»

Трудящиеся убеждались, что нельзя социалистическим народам существовать в одиночку. Обособиться – значит погибнуть.

Под натиском белогвардейцев и интервентов пала Советская власть в Эстонии и Литве. Опасность закабаления грозила и другим народам. Так в огне сражений был создан и закалён, скреплён совместно пролитой кровью военный союз советских республик.

После войны, когда советский народ, засучив рукава, взялся за восстановление разрушенного, за строительство нового, невиданного в истории государства, необходимость объединения усилий всех советских республик сказалась с новой силой. Только в неразрывном единстве, помогая друг другу, можно было решить те величественные задачи, которые партия поставила перед разорённой страной: построить гиганты социалистической индустрии, перепахать вековечные крестьянские межи, покончить с темнотой и невежеством. Идти вперёд, строить, расти можно только вместе, в едином союзном государстве. Вместе – в борьбе и труде, в радости и горе, вместе – на вечные времена. Такова была единодушная воля народов.

Глубоко понимая нужды всей страны и каждого народа в отдельности, В.И. Ленин предложил жизненную и абсолютно правильную форму объединения независимых советских республик – Союза Советских Социалистических Республик (СССР) с оставлением  за каждой из них права свободного выхода из состава Союза.

30 декабря 1922 года открылся Первый съезд Советов Союза Советских Социалистических Республик. И.В. Сталин зачитал декларацию и проект договора «Об образовании Союза Советских Социалистических Республик». В декларации перечислялись 3 причины создания Союза ССР – экономическая, военная и идеологическая: «Разорённые поля, остановившиеся заводы, разрушенные производительные силы и истощённые хозяйственные ресурсы, оставшиеся в наследство от войны, делают недостаточным отдельные усилия отдельных республик по хозяйственному строительству. Восстановление народного хозяйства оказалось невозможным при раздельном существовании республик».

В январе 1924 года была утверждена первая Конституция СССР.

 

СОЦИАЛИСТИЧЕСКИЕ ПРЕОБРАЗОВАНИЯ

 

После трех лет Первой мировой войны и восьми месяцев революции экономика страны была в тяжёлом положении. Экономические связи между городом и деревней уже давно были прерваны. Большевики предложили ряд чрезвычайных мер. Они продемонстрировали государственный подход к экономике. В советской истории совокупность этих мер получила название «военного коммунизма».

В Европейской России были созданы организации сельской бедноты – комитеты бедноты (комбеды). Созданные по декрету Совета Народных Депутатов они были фактическими органами государственной власти. Они распределяли земли помещиков и сельскохозяйственные орудия, совместно с продовольственными отрядами проводили продразверстку, набор в Красную Армию. В конце 1918 – начале 1919 они были распущены.

В селе Бутурлиновка также был создан комитет бедноты, который в марте 1918 года отобрал у моего дедушки Трегубенко Степана 10 десятин земли, трех лошадей, 3/4 сельскохозяйственных орудий труда, 2/3 семенного зерна, обобществил половину свиней, овец, кур, гусей, оставив дедушке Степану двух рабочих лошадей, часть сельхозинвентаря, часть мелкого скота, 1/3 семенного зерна и 5 десятин земли. Это на 6 человек: дедушку, бабушку, Кирилла, который находился в армии, трех дочерей: Клавдию, Олимпиаду и Зою. Дедушку Степана в армию не взяли из-за возраста, ему было 42 года, и по болезни, у него была паховая грыжа. Дома в годы Гражданской войны (1918-1921) проживал сам Степан Иванович (он умер в феврале 1921 года от тифа), его жена (к сожалению, ее имя не знаю, умерла раньше его в 1919 году), младшая дочь Зоя Степановна (1913 года рождения), которая успела при Степане Ивановиче поступить в 1920 году в 1 класс начальной школы села Бутурлиновка и закончить 4 класса в мае 1924 года в городе Воронеже (уже при сестре Олимпиаде и ее муже Михаиле Федоровиче, вернувшихся из Москвы в феврале 1921 года в связи с болезнью и смертью Степана Ивановича). Самая старшая сестра Клавдия, закончив Воронежскую гимназию в 1916 году, уехала в Москву для продолжения образования. Больше никто из родных ее не видел, за исключением сестры Олимпиады. В 1920 году она ждала поезд на Московском вокзале и случайно увидела свою старшую сестру в окне отходящего международного поезда. Она стала махать ей, побежала за поездом, но Клавдия отвернулась и сделала вид, что не знает ее. Мама почему-то предполагала, что Клавдия была советской разведчицей, уезжала в этом поезде на работу в другую страну и не хотела быть узнанной.

 

Продолжаю повествование о судьбе России после Гражданской войны. Я хочу показать, в каких условиях приходилось жить моему отцу, Щербаку Михаилу Федоровичу, маме, Трегубенко Олимпиаде Степановне, и тете, Зое Степановне, которой в 1921 году исполнилось всего 8 лет.

В апреле 1918 года были созданы продовольственные отряды, которые отправлялись в село, чтобы «добыть хлеб по твёрдым ценам или изъять его у кулаков». К сбору подлежало не только зерно и фураж, сахар и картофель, но и мясо, рыба и все виды растительных и животных жиров. Некоторые крестьяне сопротивлялись изъятию у них хлеба. Порой дело доходило до вооружённого сопротивления. Ленин выдвинул единственное возможное оправдание таких мер: «Своеобразный «военный коммунизм» состоял в том, что мы фактически брали от крестьян все излишки, а иногда даже и не излишки, а часть необходимого для крестьян продовольствия, брали для покрытия расходов на армию и на содержание рабочих. Брали большей частью в долг, за бумажные деньги. Иначе победить помещиков и капиталистов в разорённой мелкокрестьянской стране мы не могли».

На 2 Всероссийском съезде профсоюзов в январе 1919 года была высказана мысль, что «вопрос с пропитанием городов можно решить только за счёт создания крупных производственных объединений в деревне». 14 февраля 1919 года был принят первый Декрет об аграрной политике. В нем смело провозглашался «переход от единоличных форм землепользования к товарищеским». Крестьяне в основной массе были против этих крупных производственных единиц в сельском хозяйстве.

Влияние Гражданской войны на развитие промышленности было  ещё более разрушительным. Юридические отношения между государством и промышленностью были определены последовательной национализацией промышленных предприятий. Национализации подлежали все предприятия, на которых работало более 5 человек.

 

    НОВАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА  (НЭП)

            НЭП была принята весной 1921 года Х съездом РКП(б). Она сменила политику военного коммунизма. НЭП вызвала массовое недовольство в стране, что привело к Крондштадскому мятежу, Антоновщине и Западно-сибирскому мятежу. Главное содержание этой политики заключалось в использовании товарно-денежных отношений, рынка, различных форм собственности (государственной, государственно-капиталистической, капиталистической, индивидуальной и коллективной) в целях подъёма производительных сил страны. Привлекался иностранный капитал, была проведена денежная реформа, приведшая к превращению рубля в твёрдую конвертируемую валюту.

 

В это время мой отец, Щербак Михаил Федорович, находился на лечении в московском госпитале. Вскоре после выписки из госпиталя в январе 1921 года он и моя мама, Трегубенко Олимпиада Степановна,  поженились гражданским браком. Отец  в это время временно не работал, получал пенсию по инвалидности, а мать продолжала работать в госпитале. Они жили на снимаемой мамой квартире.

В начале февраля им пришла телеграмма из Бутурлиновки, в которой соседи сообщали, что Степан Иванович внезапно заболел тифом и нуждается в уходе. Мама уволилась с работы в госпитале и они с мужем сразу же выехали в Бутурлиновку, где застали Степана Ивановича ещё живым. В конце февраля Степан Иванович Трегубенко умер от тифа. Его похоронили на бутурлинском кладбище  рядом с могилой его жены.

Моя мама Олимпиада, ее муж Михаил и ее младшая сестра Зоя, которой исполнилось 8 лет, остались одни. На протяжении двух лет (с февраля 1921 по август 1922гг)  отец управлялся  по хозяйству. На нем была работа по дому, уход за оставшейся домашней скотиной, посевы зерновых и овощных культур, уход за садом, работа в кузнице. Было физически трудно, так как вместо одной ноги у него был протез. Мама, получив от финотдела патент на работу на дому, занималась пошивом верхней одежды и женского платья. Зоя успела закончить в Бутурлиновке 2-х классную начальную школу.

В августе 1922 года мать с отцом решили переехать в губернский (областной) город Воронеж, чтобы найти постоянную работу. Отцу-инвалиду трудно было вести работу, связанную с сельским хозяйством. Да и Зое необходимо было продолжать учёбу.    Собрав урожай зерновых, фруктов и овощей, продав свой дом, кузницу, скот, передав землю (5 десятин) Бутурлиновскому уезду, семья в августе 1922 года переехала на постоянное жительство в Воронеж, где родители купили себе небольшой дом.

 

            Исторический очерк

.           Воронеж – один из старинный русских городов, стоит на реке Воронеж, притоке Дона.  Основан в 1586 году как крепость для защиты от нападений крымских и ногайских татар. До середины 17 века Воронеж выполнял функции военно-сторожевого поста на юго-восточной окраине Русского государства. Основание Коротоника, Острогожска и других городов отодвинуло Воронеж от непосредственных мест нападения крымских татар. Это способствовало быстрому росту населения Воронежа (от 2000 человек в начале до 10000 человек в конце 17 века) и превращение его в крупнейший населённый и торговый город Юго-Восточной России. Расположенный в центре Донской водной системы, Воронеж привлекал большое количество работных людей, работающих на пристанях и на промыслах, с севера – беглых крепостных, которые неоднократно вместе с казаками Дома участвовали в крестьянской войне под предводительством Степана Разина.

1695 году Петр 1 в связи с походом на Азов построил в Воронеже верфь, крепость и адмиралтейство. Судостроение повлекло за собой создание подсобных предприятий – литейного завода, канатной и суконной фабрик. С основанием Петербурга и переносом судостроения на Балтийское море Воронеж превратился в обычный губернский административный центр. В середине 19 века Воронеж стал одним из культурных центров России. В городе издавался «Воронежский листок», сборник «Воронежская беседа», «Философские записки». Было создано общество распространения грамотности, широко велись краеведческие работы. В Воронеже жил и учился поэт И.С. Никитин, здесь родился поэт А.В. Кольцов. В Воронеже провёл свои ученические годы Г.В. Плеханов.

Советская власть в Воронеже была установлена 30 октября (12 ноября) 1917 года. За годы Советской власти промышленный облик  Воронежа резко изменился, главными отраслями промышленности стали машиностроение, химическая и пищевая.

В Великую Отечественную войну Воронеж находился на линии фронта: правобережная часть города подверглась фашистской оккупации. 25 февраля 1943 года войска Воронежского фронта разгромили части немецко-фашистских войск и полностью овладели городом.

 

По приезду в Воронеж отец добился российского гражданства вместо польского и юридически через ЗАГС оформил свой брак с матерью Олимпиадой Степановной. Они получили свидетельство о браке в 1922 году, причём отец сменил свою фамилию Щербак на фамилию матери Трегубенко. Теперь перед ним встал вопрос об устройстве на работу (учитывая его инвалидность) и постановке на партийный учёт (к этому времени он был уже членом Российской Коммунистической партии большевиков РКП(б). Он обратился в районный комитет РКП(б) по поводу постановки на партийный учёт. Ему сказали, что необходимо стачала устроиться на работу, а затем по месту работы встать на партийный учёт. В это время страна вела борьбу с детской беспризорностью. По согласованию секретаря райкома партии и начальника ОГПУ г. Воронежа Михаил Федорович был принят на работу в один из детских домов-распределителей.

Михаил Федорович приступил к работе в ноябре 1922 года. Олимпиада Степановна поступила на швейную фабрику мастером по пошиву верхней женской и мужской одежды. Зоя пошла учиться в 3 класс начальной школы. Отец с другими сотрудниками выявлял беспризорников на рынках, железнодорожном и морском вокзалах, на улицах и в других местах и отправлял их в детский распределитель, где решалась судьба беспризорников. Их направляли  в детские дома, трудовые колонии и трудовые коммуны или в детские распределители других губерний.

В Воронеже семья прожила два года. Зоя успела закончить 4 класса начальной школы. В сентябре 1924 года отца перевели на работу в распоряжение Харьковского губернского комитета ВКП(б) на должность заместителя начальника по политической части приемно-распределительного пункта города Богодухова Харьковской области с предоставлением коммунальной квартиры. В Богодухове мать опять поступила на работу в швейную мастерскую по пошиву белья. Зою определили учиться в 5 класс одной из неполных средних школ города.

Отцу довольно часто одному или в сопровождении других сотрудников приемно-распределительного пункта города Богодухова приходилось  этапировать детей, юношей и девушек в детские дома, другие распределители, в трудовые колонии и трудовые коммуны. Так, в частности, ему приходилось доставлять детей-беспризорников в период с 1926 по 1930 годы в Курянскую трудовую колонию, расположенную близ Харькова, и в Харьковскую трудовую коммуну имени Ф.Э. Дзержинского.

Зоя в 1928 году закончила 7 классов и получила неполное среднее образование.

Вот здесь, в городе Богодухово, 24 октября 1930 года родился я – Трегубенко Владимир Михайлович. Я был не первый ребёнок в семье, но старшие дети умерли во младенчестве, может быть потому, что у мамы был туберкулёз лёгких.

C23 Birth Cert_0002

Где бы ни трудился мой отец, какую бы должность он ни занимал, он очень добросовестно, как и подобает коммунисту, относился к своей работе и ежегодно отмечался Почётными грамотами, благодарностями с занесением в трудовую книжку, денежными премиями в размере месячного оклада.  7 ноября 1927 года в честь 10-летия Великой   Октябрьской   социалистической   революции   мой   отец, Трегубенко  Михаил

Федорович, был награждён Почётным революционным оружием – маузером с выгравированной надписью: «Трегубенко Михаилу Федоровичу в честь 10-летия Великой Октябрьской социалистической революции за отличную работу в борьбе с детской беспризорностью».

Моя мама Олимпиада Степановна за честный добросовестный труд также отмечалась Почётными грамотами, денежными премиями и благодарностями, а в  1927 году ей было присвоено звание «Ударница труда» с выделением денежной премии.

А теперь дам краткое описание города Богодухова, в котором моей семье пришлось прожить целых 8 лет: с 1924 по 1932 годы.

Богодухов – центр Богодуховского района Харьковской области Украинской ССР. Он расположен на реке Мерла (бассейн Днепра), имеет железнодорожную станцию. В  1968 году насчитывал 18200 жителей. Город основан во второй половине 17 века. В Богодухове имеются авторемонтные мастерские, кирпичный и молочный заводы, плодовый и мясной комбинаты, мебельная и швейная фабрики, историко-краеведческий музей, городской Дом культуры, медицинское училище.

Богодухов Общий вид

Город Богодухов в 30-е годы. Общий вид

СССР ПЕРИОДА ИНДУСТРИАЛИЗАЦИИ

            В 1924 году в международном положении СССР произошли большие перемены. В правящих кругах иностранных государств дальновидные политики понимали, что сама капиталистическая экономика заинтересована в расширении торговли с СССР. Это побудило капиталистические державы отказаться от курса на изоляцию СССР и приступить к нормализации экономических и политических связей с ней. 1924 год вошёл в историю международных отношений как год признания Советского Союза.

В мае 1924 года состоялся 8 съезд Коммунистической партии – первый партийный съезд после смерти Ленина. Большое внимание съезд уделил задачам дальнейшей борьбы за восстановление народного хозяйства. К этому времени в СССР была проведена денежная реформа, улучшилась  работа промышленности, государственная и кооперативная торговля вытеснили из своей области капиталистические элементы, повысилась покупательная способность населения.

На заседании делегаций съезда было оглашено письмо В.И. Ленина, продиктованное им 24 декабря 1922 года, в котором он отмечал серьёзные недостатки генерального секретаря ЦК партии И.В. Сталина: «Товарищ Сталин, сделавшись генсеком, сосредоточил в своих руках необъятную власть, и я не уверен сумеет ли он всегда достаточно осторожно пользоваться этой властью». Он предлагал «обдумать способ перемещения Сталина с этого места и назначить на это место другого человека, который бы во всех отношениях отличался от тов. Сталина только одним перевесом, именно, более терпим, более лоялен, более вежлив, более внимателен к товарищам». Сталина все же оставили на посту Генерального секретаря, учитывая его непримиримую борьбу с троцкизмом.

Самой главной задачей этого периода было восстановление народного хозяйства. Из отраслей тяжёлой промышленности успешнее всего развивалась нефтяная  и машиностроительная. В 1925 году добыча нефти в Баку подошла к довоенному уровню. Ленинградским «Красным путиловцем», Коломенским и Харьковским паровозостроительными заводами были выпущены первые советские трактора. Создавалась автомобильная промышленность. Осенью 1924 года Московский завод выпустил первые грузовые автомобили. Строились электростанции: Шатурская, Кизеловская, Нижегородская, Волховская.

Значительные достижения наблюдались и в восстановлении сельского хозяйства. В 1925 году насчитывалось примерно 5 миллионов крестьянских хозяйств, охваченных разными видами кооперации. Промышленность снабжала крестьянина сельскохозяйственными орудиями и товарами широкого потребления. Политика советского правительства была направлена на снижение стоимости сельскохозяйственного инвентаря. Крестьянству предоставлялся долгосрочный кредит.

 

                   ПРОГРАММА ИНДУСТРИАЛИЗАЦИИ

«Если, — писал В.И. Ленин, — Россия покроется густой сетью электрических станций и мощных технических оборудований, то наше коммунистическое хозяйственное строительство станет образцом для грядущей социалистической Европы и Азии.»

Осуществив восстановление народного хозяйства, Советское государство приступило к социалистической индустриализации. Задача заключалась в том, чтобы построить мощную разностороннюю промышленность и обеспечить технико-экономическую самостоятельность СССР, создать материально-техническую базу для преобразования сельского хозяйства и укрепления обороноспособности страны.

Широко утвердилось представление, что у Ленина имелась законченная программа строительства социализма в нашей стране. На самом деле у него такой завершенной программы не было. Как все осуществить Ленин проработать не успел. Он создал лишь подходы. К сожалению, они в дальнейшем были проигнорированы либо грубо извращены в ходе сталинской индустриализации и коллективизации.

Почему Сталину удалось навязать партии и всему обществу свою программу и свои методы? Это вопрос вопросов для     оценки истории. Во имя достижения «высокой цели» оправдывались любые самые бесчеловечные средства. «Политическая целесообразность» официально ставилась выше «формальной законности», что лишало политику морального начала. Вместо идеи свободного развития всех появилось представление о человеке как «винтике» партийно-государственной мышины и об организациях трудящихся как о «приводных ремнях» этой машины.

 

            КУЛЬТ ЛИЧНОСТИ СТАЛИНА

Некоторые историки считают, что культ личности Сталина возник в 1926-1927 годах. Но это было лишь начало возвышения Сталина. Внешне он держался с подчёркнутой демократичностью, был относительно доступен, грубоват и прост. Портреты Сталина стали вывешиваться только в 1930 году после помпезного празднования его 50-летия. В статьях и воспоминаниях о Сталине настойчиво повторялась мысль, что он был единственным, самым надёжным помощником Ленина.

У Сталина чрезвычайные меры стали систематическими, насилие превратилось в главный метод создания колхозов. В условиях «чрезвычайщины» Сталин как Генеральный секретарь получил большую свободу. Однажды вступив на путь чрезвычайных мер как системы, большинство членов ЦК, сплочённые Сталиным, вынуждены были и дальше идти по этому курсу. И когда в январе 1933 г. Коганович, выступая на объединённом Пленуме ЦК говорил о том, что мы, дескать, мало расстреливаем и призывал к ужесточению репрессий, этот чудовищный призыв ни у кого из членов ЦК уже не вызывал открытых возражений, да и требовалось немалое мужество, чтобы возразить Сталину и его ближайшим подручным.

C27 Stalin

Важнейшим методом руководства в административно-командной системе были чрезвычайные законы, жёсткие, а нередко жестокие. На протяжении двух с половиной

довоенных пятилеток были не только построены тысячи новых предприятий, но и сконструирована новая система производственных отношений. Основывалась она на жестокой централизации, строгой иерархии приказывающего центра и беспрекословно исполняющих низов. Чтобы заставить людей делать то, что им делать было неинтересно и невыгодно, использовались методы идеологической обработки и репрессий. Официально, но без широкой огласки была признана целесообразность принудительного труда, и миллионные аресты рассматривались не только как средство поддержания политической стабильности, но и как естественная народохозяйственная задача, способ пополнить рабочей силой мощную индустрию.

Немалое значение имело и стремление свалить на «врагов народа» все политические и экономические трудности. Любому деспоту, насаждавшему культ своей личности, нужен был и «козел отпущения». Если в 1928-32 годах таковым были кулаки и буржуазная интеллигенция, то в середине 30-х годов – бывшие члены различных оппозиций.

        КОЛЛЕКТИВИЗАЦИЯ: КАК ЭТО БЫЛО

 

Коллективизация и ликвидация кулачества проходили в обстановке безудержного форсирования, сопровождались насилием по отношению к крестьянам и привели ко многим человеческим жертвам. После 5 съезда Советов ССР в мае 1929 года процесс кооперирования в деревне получил мощный толчок: к концу пятилетки все формы сельскохозяйственной кооперации должны были охватить до 85% крестьянских хозяйств, 18-20% из них предполагалось вовлечь в колхозы. «Теоретическим» обоснованием форсирования коллективизации явилась статься Сталина «Год великого перелома», опубликованная 7 ноября 1929 года. В ней утверждалось, что в колхозы   пошли    основные   середняцкие массы крестьянства, что в социалистическом преобразовании сельского хозяйства уже одержана «решающая победа» (на самом деле в колхозах тогда состояло 6-7% крестьянских хозяйств). Под сильным нажимом сверху выполнялись решения завершить коллективизацию «в течение весенней посевной кампании 1930 года». Разъяснительная и агитационная работа в массах подменялась грубым нажимом, угрозами, демагогическими обещаниями. Раскулачивать стали не только кулаков, но и середняков. Однако главным последствием насилия при создании колхозов стало массовое недовольство и открытые протесты вплоть до антисоветских вооружённых выступлений. С начала января до середины марта их было зарегестрировано более 2000. Росли случаи расправ над коммунистами и колхозными активистами. Истребление скота приобрело массовый характер. В марте- апреле 1930 года ЦК ВКП(б) принял ряд важнейших документов, направленных на преодоление извращений в коллективизации и нормализацию общей обстановки в деревне. «Прилив» в колхозы сменился «отливом». В августе 1930 года «отлив» прекратился, колхозы объединили 21,4% крестьянских хозяйств. Эта цифра свидетельствует, что значительная часть крестьянства связала свою судьбу с колхозами.

 

          ГОЛОД 1932-1933 ГОДОВ

    Первая пятилетка завершилась в деревне не только массовой коллективизацией, но и страшным голодом, унёсшим миллионы жизней. Острая нехватка продовольствия начала ощущаться уже в 1930-1931 годах, так как валовая продукция сельского хозяйства уменьшилась, а государственные  заготовки возрастали. Поздней осенью 1932 года обширные районы страны, особенно Южную Украину, Среднее Поволжье, Северный Кавказ и Казахстан охватил жестокий голод. По своим масштабам он значительно превосходил голод в Поволжье и в других районах в 1921 году. Тогда о голоде писали все газеты, был организован сбор средств по всей стране, налажена международная помощь.

Иначе было в 1932-33 годах. На все сообщения о голоде наложили запреты. Ни в Советском Союзе, ни за границей не проводилось никаких кампаний в помощь голодающим. Напротив, сам факт массового голода официально отрицался. Миллионы голодающих пытались бежать в города и более благополучные области, но мало кому это удавалось, так как воинские заставы на дорогах и железнодорожных станциях не выпускали крестьян. Но и те, кто добирался до города, не могли получить помощи: без продовольственных карточек им не продавали хлеб в магазинах. Во многих городах каждое утро подбирали трупы крестьян, складывали их на телеги и увозили хоронить в безымянных могилах.

 

Голод в России в 1932 33 годах

Хлеб изымался до последнего килограмма. Миллионы обездоленных и голодных людей умирали молча. Если же кто-то выражал возмущение, на него немедленно обрушивались репрессии.

Не смотря на страшный голод, Сталин настаивал на продолжении экспорта хлеба в страны Европы. При этом хлеб продавался практически за бесценок. А между тем и половины вывезенного зерна хватило бы, чтобы уберечь все южные районы от голода. Неизвестно, сколько умерло от голода в 1932-1933 годах. Многие исследователи сходятся на 5 миллионах, другие называют 8.

 

                     КУЛЬТУРНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ

    За годы первой и второй пятилеток в СССР была осуществлена культурная революция. Важнейшая задача культурного строительства состояла в ликвидации неграмотности. По всей стране развернулось массовое движение под лозунгом: «Грамотный, обучи неграмотного». Для того, чтобы навсегда покончить с неграмотностью населения, необходимо было приостановить поток неграмотных из среды подрастающего поколения, введя в стране

всеобщее обязательное обучение. Всеобщее бесплатное обучение в объёме 4-х летней начальной школы стало осуществляться с 1930/31 учебного года.

Таким образом. В Советской стране возникла новая интеллигенция, вышедшая из среды рабочих и крестьян.

 

А теперь я опишу дальнейшие события, происшедшие в нашей семье. Наша семья, отец, мама, тётя Зоя и я, переехала в город Ливны Орловской губернии в связи с переводом отца на новое место службы в органах ГПУ по линии борьбы с беспризорностью. Это было очень трудное время. В стране свирепствовал страшный голод, беспризорность не была до конца ликвидирована. Здесь, в Ливнах, в 1932 году родилась моя сестра Нина, которая прожила менее двух лет. Она умерла в 1934 году и была похоронена в городе Ливны.

C30 Mom, Dad and Zoya Livny 1932

 

Ливны 1932 год. Мама (слева), отец и тетя Зоя

В Ливны мама устроилась на работу в пошивочную мастерскую по пошиву одежды, Зоя поступила на работу в местную хлебопекарню разнорабочей, отец поступил в распоряжение ГПУ города Ливны и продолжил работу по ликвидации беспризорности.

C30 My Family 1932

Ливны 1932 год. Мама (слева) Зоя, я и отец

От проживания в Ливны у меня не сохранилось в памяти ничего. Мы прожили там с 1932 по 1935 годы. Жили все время на частной квартире, снимали две комнаты.

Ливны – город в Орловской области, расположенный на левом берегу реки Сосна (приток Дона). Город был основан в 13 веке, затем разрушен в результате татаро-монгольского нашествия.   Был   возрождён   в 1586 году как крепость,     как опорный пункт против набегов крымских татар.

В 1935 году отца отправили в Моршанск. Город был основан в 1779 году из села Морша. Он расположен по берегам реки Цна, бассейне реки Оки. Его переводят в связи с окончанием работы по борьбе с беспризорностью, перебрасывают из органов ГПУ города Ливны в город Моршанск Тамбовской области заместителем директора по административно-хозяйственной части суконной фабрики. Мать устроилась мастером-закройщиком на швейную фабрику. Тётя Зоя стала работать на мясо-птицекомбинате. Наша семья сняла 2-х комнатную квартиру у 60-летнего старичка Семена Ивановича. Единственное, что мне запомнилось в период 1935-1937 годов (время проживания в Моршанске) – это несколько ярких эпизодов, случившихся со мной.

12 . Мне 5 лет

 

Мне 5 лет. Моршанск

Во-первых, в 1936 году я научился читать, причём довольно сносно. Первым моим учителем был хозяин дома, Семен Иванович. Я любил спать с ним на печке, которая была обклеена старыми газетами, где было много иллюстраций.  Мой учитель  по ночам рассказывал мне волшебные сказки, а днём показывал  буквы и проговаривал их вслух. Я схватывал все на лету и сначала читал по слогам, а потом стал читать целыми словами. Каково было удивление членов моей семьи, когда я однажды прочитал сказки по книге Л.Н. Толстого «Рассказы и сказки». Эту книгу подарил мне Семен Иванович на день рождения, когда мне исполнилось 5 лет. С этого времени папа и мама стали покупать мне книжки для детей с цветными иллюстрациями и кубики с картинками и буквами, с помощью которых можно было составлять слова. Печь, на которой я спал с Семеном Ивановичем, превратилась в «библиотеку». Здесь я читал книжки, которые мне покупали родители, здесь я перечитал все газеты, которыми была обклеена печь. Позже я догадался, что дед Семен втайне от меня срывал старые газеты и наклеивал новые, которые я читал с превеликим  удовольствием. Я научился писать, но только печатными буквами. Писать буквы прописью мне удавалось с большим трудом. Даже когда я учился в школе,  чистописание было для меня самым трудным предметом..

Второе, что мне запомнилось, — это собирание фантиков от конфет. Я их собирал, где только мог: фантики от съеденных конфет, фантики, подобранные на улице, на рынке и в самых различных местах. Я их собрал несколько сотен. В квартире было так: куда ни повернёшься – везде наткнёшься на фантики. Из-за этих фантиков со мной произошёл страшный случай. Однажды, когда я, собирая фантики, удалился на довольно большое расстояние от своего дома, я вдруг увидел, что открываются ворота одного из домов и оттуда выбегает навстречу мне страшилище. Это, как выяснилось позднее, был одетый в мягкий водолазный костюм с головным шлемом взрослый парень. Я как увидел этого «черта», так чуть не умер со страха. Я бежал домой не чуя ног. Прибежал и сразу свалился в постель. Меня всего трясло. Я ничего не мог рассказать. Я стал произносить что-то членораздельное только через несколько дней после посещения бабки-целительницы.

И ещё запомнился один интересный случай, происшедший со мной. В Моршанске была высокая парашютная вышка, с которой прыгали с парашютом юноши, девушки и взрослые люди. Эта вышка была в городском саду. Для того, чтобы совершить прыжок, надо было купить билет. И я  решил, что обязательно прыгну. Втайне от родителей стал собирать деньги для покупки билета. Летом 1936 года мои родители определили меня на один месяц в детский оздоровительный лагерь, находившийся в сосновом бору в 15-20 километрах от города. И я, шестилетний мальчишка, решил сбежать из лагеря, добраться до Моршанска, сходить в городской сад и прыгнуть с парашютом с вышки.

В лагере меня хватились после сончаса и забили тревогу. Все сотрудники лагеря бросились на поиски, позвонили моим родителям по телефону на работу. Те срочно выехали в лагерь. Я же был в это время уже в Моршанске в городском саду. Вот тут-то меня и задержал сотрудник милиции прямо у кассы. Это из лагеря позвонили в милицию о моей пропаже, сообщили обо мне все данные и домашний адрес. В сопровождении милиционера я был доставлен домой, где мне вечером изрядно досталось от родителей.

В июне 1937 года мой отец-коммунист был репрессирован. Это случилось после партийного собрания, на котором обсуждался вопрос: «О раскрытом органами НКВД контрреволюционном заговоре в РККА». На этом собрании выступил отец, который высказал свое мнение о недоверии органам НКВД, которые обвиняли лучших комбригов, комдивов, коркоров в предательстве своей Родины, называли их «врагами народа».

В этот же день, поздно ночью, отец был арестован и увезён на чёрном «воронке» в камеру предварительного следствия. Он был исключён из рядов ВКП(б). В течение 1937-1938 годов я с мамой и тётей Зоей ходили на свидание к отцу, носили передачи. Отец подал кассационную жалобу в Верховный суд СССР и в Польское посольство. В первой половине 1938 года отца выпустили на свободу за недостаточностью улик и восстановили в партии.

После выхода из тюрьмы отец смог устроиться только разнорабочим  на Моршанскую табачную фабрику, где он проработал два месяца.

13 Мой отец после тюрьмы 800x600

              ПОЛИТИЧЕСКИЕ РЕПРЕССИИ В АРМИИ

 

Массовые политические репрессии 30-х годов были проявлением сталинского террора и вели к ослаблению обороноспособности СССР.  Потери высших военных кадров во время репрессий 1937-1939 годов составили значительно большее количество жертв, чем потери за 4 года Великой Отечественной войны.

Начальник германского Генштаба в 1938 году писал: «С русской армией можно не считаться как с военной силой, ибо кровавые репрессии подорвали ее дух, превратили в инертную машину».

До репрессий Советская Армия считалась лучшей в мире. Советская военная школа времён Тухачевского создала прогрессивную теорию ведения наступательных и оборонительных операций фронтового и армейского масштабов. Немцы успешно воспользовались нашими идеями взаимодействия подвижных войск и авиации, а также идеей и опытом применения парашютного десанта, чего они и не скрывают.

«Дело военных» — так называла мировая печать судебный процесс над военачальниками Красной Армии, проходивший в Москве в 1937 году, — имело далеко идущие трагические последствия. Репрессии в армии накануне Второй Мировой войны нанесли огромный ущерб Советским Вооружённым Силам, всей обороноспособности Советского Государства.

Внутриполитическая обстановка в стране во второй половине 30-х годов вызывала у Сталина определённые опасения в отношении позиции крупных военачальников, авторитет которых в армии и в народе был очень высок.

11 июня 1937 года в Москве Специальное судебное присутствие Верховного  суда СССР на закрытом судебном заседании рассмотрело дело по обвинению маршала М.Н. Тухачевского и других. Судьба подсудимых была предрешена заранее. Председатель Военной коллегии Верховного суда говорил, что имеется прямое указание Сталина о применении ко всем подсудимым высшей меры наказания – расстреле. 11 июня 1937 года был оглашён приговор о расстреле всех восьми осуждённых.

Уже через 9 дней после суда над Тухачевским были арестованы как участники военного заговора 980 командиров и политработников.Михаил Николаевич Тухачевский

14 Михаил Николаевич Тухачевский

В 1938 году резко ухудшилось здоровье отца —  результат тюремного заключения в 1937-1938 годах в Моршанске.  Необходимо было поправить его здоровье. В это время  в Краснодарском крае, в станице Абинской, проживала семья Куровых. Глава семьи Куров Александр Кузьмич, его жена Ефросинья Павловна и их дочь Мира 1928 года рождения. Эта семья была знакома с нами ещё по Богодухову, по совместной работе Александра Кузьмича и моего отца. Мы решили переехать на Северный Кавказ. Мои родители постоянно переписывались с Куровыми. Они написали им письмо с просьбой найти нам квартиру из 2-х комнат. Просьба была выполнена.

В августе 1938 года отец уволился с работы, и мы всей семьёй переехали в станицу Абинская Краснодарского края. Квартиру нам нашли однокомнатную, но большую. Отец не стал искать работу, так как был сильно болен, ушёл на пенсию по инвалидности. Ему дали вторую группу инвалидности. Мама взяла патент на пошив одежды на дому. Зоя устроилась в Абинскую хлебопекарню мастером по выпечке хлебо-булочных изделий. Для этого она закончила 3-х месячные курсы при Абинском РайПО. Я пошёл в школу в 1 класс, который закончил отличником. Здесь я нашёл друзей: Хоменко Николая (1931 г.р.), Примака Владимира (1927 г.р.), Примака Сергея (1932 г.р.), Бондарева Николая (1930 г.р.). Это самые лучшие друзья моего детства, с которыми  я ходил купаться на речку, удить рыбу, делал набеги на бахчи с арбузами и дынями и на сады с яблоками, грушами, сливами, персиками и вишнями. Здесь я впервые прочитал книгу Николая Островского «Как закалялась сталь» и романы Жюля Верна «Дети капитана Гранта» и «Таинственный остров». Всей компанией ходили в кино на детские кинофильмы. Особенно мне понравились фильмы «Чапаев», «Шёл солдат с фронта», «Броненосец «Потемкин», «Цирк», «Волга-Волга», «Весёлые ребята» и многие другие. Здесь мы записались в библиотеку, брали интересные книги и читали их запоем. Весёлое было время!

У отца восстановилось здоровье.

В станице Абинской мы жили в 1938-1939 годах, в 1941-1942 годах и в 1943 году. Абинск (город с 1963 года) – районный центр Краснодарского края, находится в 75 километрах от Краснодара на Кубано-Приазовской низменности. Возник в 1834 году как Абинское укрепление в составе Геленджикской коммуникационной линии. В Абинске развита пищевая промышленность, производство стройматериалов, деревообработка.

В 1939 году я окончил 1 класс, и наша семья вместе с семьёй Куровых переехала по неизвестной мне причине в город Елец. Зоя осталась в Абинской на нашей квартире, по-прежнему работая в пекарне мастером-хлебопёком.

15  Зоя Трегубенко Абинская 1939 г

Зоя Трегубенко. Абинская 1939 год

          НАЧАЛО ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

 

1 сентября 1939 года Германия напала на Польшу. Вскоре Англия и Франция вступили в войну против Германии.

Советское правительство приняло решение обеспечить безопасность украинского и белорусского населения, проживающего на территории Польши. 17 сентября Советские войска перешли границу. Области Западной Украины и Западной Белоруссии воссоединились с Советской Украиной

и Советской Белоруссией. Тем самым был создан барьер дальнейшему продвижению гитлеровцев.

В то же время Советская страна добилась мирного урегулирования  вопроса о судьбе Бессарабии, входившей с 1918 года в состав Румынии. В итоге переговоров Бессарабия и Северная Буковина, населённая по преимуществу украинцами, вошла в состав Советского Союза.

Наша страна приняла меры по обеспечению безопасности своих западных границ. Именно этим руководствовался СССР, заключая договоры о взаимной помощи с Литвой, Латвией и Эстонией. В дальнейшем трудящиеся этих стран выступили против своих реакционных правительств и потребовали вступления в СССР (в результате проведённых референдумов в этих странах).

В конце 1939 года Финляндия усилила провокации на границе с Советским Союзом. На предложение Советского правительства отвести свои войска вглубь Карельского перешейка на 20-25 километров Финляндия ответила отказом. Все это привело к вооружённому конфликту между Финляндией и СССР. Военные действия проходили до марта 1940 года и закончились подписанием мирного договора, по которому СССР добился присоединения территорий, находящихся в непосредственной близости от Ленинграда и Мурманска. Тем самым была укреплена безопасность северных границ.

Неспокойно было и на востоке нашей страны. 29 июля 1938 года на южную территорию Приморского края у озера Хасан вторглись японские войска. В период с 29 июля 1938 года по 11 августа 1938 года в районе озера Хасан шли ожесточённые бои, в результате которых Советские войска разгромили вторгшихся на территорию СССР японцев.

 

Итак, наша семья переехала в Елецк. Елецк – старинный русский город, впервые упоминается в летописях в 1146 году. Елецк – центр Елецкого района Орловской области. Расположен по берегам реки Сосны.  Население в 1939 году составляло 51000 человек. За годы Советской власти Елец стал значительным промышленным и культурным центром. Созданы известковый, мото-ремонтный, кирпичный заводы, мясокомбинат, птицекомбинат, швейная фабрика, промкомбинат. Город славился производством кружев.

Приехав в Елец, мы наняли квартиру, которую незадолго до нашего приезда нам подыскали Куровы. Мы занимали большую комнату, примерно 24 квадратных метра. Отец поступил работать на проходную вахтером-охранником, а мама устроилась швеёй на швейную фабрику. Я пошёл учиться во 2 класс семилетней школы. Здесь я закончил 2 и 3 классы и перешёл в 4 класс.

В доме, где мы снимали квартиру, в хозяйской семье было двое детей: Соня – моя одноклассница и ее брат Михаил Семафоровы. Михаил перешёл в 4 класс. Я быстро с ними подружился, и мы в летнее время ходили в лес за грибами и ягодами, на реку Сосна – купаться и удить рыбу, ходили в парк культуры и отдыха, в кинотеатр. Из всех кинофильмов, просмотренных нами, мне запомнились «Трактористы», «Руслан и Людмила», «Если завтра война».

Мы жили на окраине Ельца. Дорога в центр города проходила по узкой дорожке вокруг огромного глубокого оврага. По воскресеньям мы ходили в центр города, любили угощаться лимонадом, ситром и мороженым, ходили в детские магазины и покупали себе книжки с цветными картинками и художественные красивые почтовые открытки с мавзолеем В.И. Ленина и портретами вождей. Любили, как и все дети, играть в войну, атаманов и разбойников, в прятки, любили на костре печь печёнки из картофеля. Зимой строили горку и любили кататься с нее на санках. Здесь я впервые встал на лыжи и научился на них ходить и по склону спускаться в овраг, который находился от дома примерно в 100 метрах.

Один раз при спуске на лыжах в овраг я не удержал равновесие и свалился вниз вместе с лыжами, пролетев метров 200. Результат спуска – три выбитых зуба и неприятный разговор с родителями. Я долго потом боялся спускаться на лыжах в овраг.

В память врезалась такая картина: Михаил приходит из школы, достаёт из сумки учебник по истории СССР, берет ручку, чернильницу и перечёркивает портрет Тухачевского,  Егорова и Блюхера, а потом иголкой выкалывает им глаза. На мой вопрос: «Что ты делаешь?», он ответил, что расправляется с врагами народа.

Запомнился мне ещё один случай, как я потерялся в Ельце. Это было осенью 1939 года. Я давно, как только мы приехали в Елец, решил досконально его изучить. Дождавшись воскресного дня, свободного от занятий, я разбил свою глиняную копилку- кошку, взял всю наличность и, втайне от всех, ускользнул изучать город. От квартиры до центра города я дошёл без приключений. Обошёл весь центр, посетил все магазины, сходил в кино, попал в городской парк, где посетил несколько аттракционов, и решил возвратиться домой, так как на улицах уже зажглись фонари. Но найти дорогу домой мне никак не удавалось. Родители мои подняли тревогу и кинулись меня искать. Позвонили в милицию, сообщили мой адрес и все данные обо мне. Подключили к поиску Мишу – четвероклассника, моего друга по квартире. Он позвал своих друзей и началось прочёсывание города квартал за кварталом, улица за улицей. И вот в центре города в одном из бакалейных магазинов я и был найден Михаилом. Радости у родителей не было предела, ну а мне опять досталось на орехи.

Когда я закончил 3 класс, мои родители решили переехать в город Сталиногорск. До 1934 года он назывался Бобрики, с 1934 по 1961 – Сталиногорск, после 1961 – Новомосковск. Город находился в составе Тульской области. В это время наши друзья Куровы жили уже там.

Сталиногорск расположен у истоков рек Дона и Шата. В 1939 году население города составляло 76 тысяч. Город возник в 1929 году в связи со строительством химического комбината и ГРЭС. Сейчас – это крупный центр химической промышленности.

Здесь мы прожили всего два с половиной месяца, с июня по август 1941 года. Отец за это время успел устроиться на шпалопропиточный комбинат. Его назначили бригадиром по погрузке шпал в закрытые вагоны для отправки их в западном направлении (на Украину и в Белоруссию) для постройки дотов и дзотов. Мама занималась пошивом одежды на дому. Я эти месяцы отдыхал, ходил в парк культуры и отдыха шахтёров и кинотеатр.

В памяти сохранилась печальная картина – это провал Дворца культуры шахтёров сквозь землю в выработки заброшенных шахт в июне 1941 года.

Ещё мне запомнилось начало войны в июне 1941 года. Это десятки эшелонов с ранеными, уходящими вглубь страны на восток.

С началом войны Куровы уезжают в город Ростов-на-Дону, а мы опять возвращаемся в станицу Абинская Краснодарского края.

 

                  ВОЙНА ВРЫВАЕТСЯ В НАШ ДОМ.

 

22 июня 1941 года в предутренней тишине на западной границе страны раздался рёв моторов, заскрежетали танки, на мирные города и села посыпались бомбы. Фашистская Германия начала войну против СССР на фронте, простиравшемся от Баренцева моря на севере до Чёрного моря на юге.

Вторая Мировая война – эта величайшая трагедия человечества – вступила в свою наиболее острую и решающую стадию.

 

В первые же часы войны над страной прозвучали призывы Коммунистической партии и Советского правительства: «К оружию!», «Наше дело правое. Враг будет разбит!», «Победа будет за нами!». Участие в великой освободительной войне против фашизма, посягнувшего на страну Советов, стало для всех высшим, священным делом. На столы мобилизационных пунктов ложились груды заявлений с просьбой немедленно отправить на фронт.

16 Плакат Родина-мать зовет

30 июня 1941 года был создан Государственный Комитет Обороны, облаченный всей полнотой власти. Его возглавил И.В. Сталин, вскоре назначенный и Верховным Главнокомандующим. Спешно формировались новые воинские части и дивизии народного ополчения, из прифронтовых зон быстрыми темпами эвакуировались в тыл промышленные предприятия, в небывало короткие сроки строились новые заводы оборонной промышленности. К декабрю 1941 года начался общий подъем военной экономики СССР. Это была большая победа.

Армия фашистских захватчиков, несмотря на огромное превосходство в силах и внезапность нападения, встретила сопротивление, какого она ранее нигде не видела. Так сразу же начали рушиться стратегические и тактические доктрины гитлеровской военной машины.

Осенью 1941 года фашистское командование, отказавшись от наступления по всему фронту, начинает сосредоточивать силы на одном направлении – московском, связывая с захватом столицы СССР осуществление плана «молниеносной войны». Гитлеровцы рассчитывали овладеть Москвой до прихода зимы. Москва была боевым штабом нашей страны, откуда Комитет Обороны руководил всеми действиями по организации разгрома гитлеровских орд.

На подступах к Москве сосредоточились главные силы немецкой армии. К октябрю враг имел здесь большое превосходство в людях и технике. 30 октября – 2 ноября 1941 года мощная группировка фашистских армий «Центр» начала наступление на Москву. Операция получила название в гитлеровском штабе «Тайфун». Ценой громадных потерь гитлеровцам удалось прорвать оборону и выйти на дальние подступы к столице. 3 октября фюрер хвастливо заявил: «Враг уже разбит и никогда больше не восстановит своих сил».

Советское командование сосредоточило под Москвой большие силы. Москва превращалась в несокрушимую крепость. 12 октября город был объявлен на осадном положении. Подчиняя всю свою деятельность главной задаче – отстоять Москву, все предприятия столицы перешли на 3-х сменную работу. «В труде – как в бою!» — этот девиз стал клятвой московских рабочих. Октябрьское наступление фашистских войск на Москву разбилось о непреклонную волю защитников столицы. Враг был остановлен. 27 ноября ставка готовила зимнее контрнаступление. Контрнаступление под Москвой явилось началом общего наступления советских войск, которое продолжалось до апреля 1942 года. Победа под Москвой положила начало коренному повороту в войне.

При приближении немецких войск к Москве, мы решили эвакуироваться на Северный Кавказ, в станицу Абинская, где жила тётя Зоя. 25 августа 1941 года мы были уже на месте. Зоя по-прежнему жила на снятой ранее квартире. Она в 1939 году вышла замуж за молодого человека – Дмитрия, жителя станицы Абинской, но брак оказался неудачным, и они летом 1941 года разошлись.

17 Зоя с мужем1940

Приехав в Абинскую, мы сняли на полгода целиком дом, состоящий из двух комнат, кухни и чулана. Дом был окружен фруктовым садом с яблонями, вишнями и грушами. Дом, который мы сняли, находился на той же улице, где мы жили раньше у бабы Вари по улице Максима Горького. Зоя переехала к нам. В Абинске я снова пошёл учиться в свой класс, в котором начинал учиться с первого класса, к своей прежней учительнице Поповой Наталье Павловне. Для меня это было большой радостью. 4 класс я закончил в мае 1942 года хорошистом. По всем основным предметам имел оценки «отлично» и только по рисованию и пению получил «хорошо». Вообще я учился хорошо с 1 по 4 классы, у меня всегда годовые оценки были «отлично» и «хорошо». Любимыми предметами были чтение, арифметика и история.

18 Свидетельство об оконч.4 класса

Мое свидетельство об окончании 4 класса

По прибытию в Абинскую папа не стал устраиваться на работу. Он получал приличную пенсию как ветеран Гражданской войны и за инвалидность 2-ой группы – у него не было ноги, он ходил на протезе. Мама опять брала заказы на шитье одежды на дом, Зоя продолжала работать мастером по выпечке хлебобулочных изделий в местной пекарне. Отец сдал свое именное оружие – боевой маузер- в фонд обороны.

Что мне запомнилось из моей жизни в Абинской до ее оккупации в 1942 году, это большая тяга к чтению. Любимыми моими писателями были Жюль Верн, Фенимор Купер, Майн Рид, Александр Дюма (отец), В. Беляев, А. Толстой. Дальше – радостное для нашей семьи событие – это крупный выигрыш по одной из облигаций Военного займа, настолько крупный, что нам удалось купить частный дом из двух комнат с небольшим земельным участком и фруктовым садом в марте 1942 года рядом с нашими бывшими соседями Приймаками по улице Максима Горького 23. На оставшиеся деньги мама накупила отрезов сукна, шелка и других материалов, а также всем членам семьи хорошие костюмы, пальто, обувь и другие вещи, продукты и приличную мебель.

В сентябре 1941 года я со своим другом Хоменко Николаем, учеником 3-го класса, научился курить. Курить мы научились от старших друзей – Приймака Николая и Приймака Владимира, которые были старше нас на 2 – 3 года. Мой отец не курил, а отец  у Николая Хоменко курил. И вот однажды Николай утащил у своего отца пачку папирос «Пушки». Мы с этой пачкой папирос забрались в окоп, вырытый во дворе, и выкурили подряд почти полпачки папирос. Что с нами было – это не передать словами. Сначала нас стошнило, потом нас стало рвать, выворачивало все кишки, мы сначала побледнели, а потом позеленели и часа 2 -3 провели на дне окопа. Потом вылезли и, шатаясь, разбрелись по домам. Мать всполошилась, когда я пришёл домой. Вид у меня был ужасный. Она наклонилась ко мне и почувствовала запах табака. Они с отцом крепко меня отругали, мать даже отшлёпала меня и заставила рассказать когда, где и с кем я курил. Пришлось рассказать всю правду и дать слово, что я больше не буду курить. Cлово я свое сдержал и не курил до 10 класса. Досталось за курение и моему другу Николаю.

Что ещё запомнилось — это помощь фронту. В мае – июне 1942 года учащиеся Абинской средней школы две недели ходили на сельскохозяйственные работы: собирали в бутылки мелких жучков, вредителей овощей. В июне 1942 года убирали урожай кукурузы, обламывали кукурузные початки.

А ещё я, Хоменко Николай, братья Приймаковы проходили в кино бесплатно. Каким образом? Начинали с того, что покупали детские билеты в кинотеатр. У нас при входе в кинозал брали билеты, отрывали часть билета с написанным словом «контроль», а остальную часть билета с указанием ряда и места вручали нам. После сеанса мы собирали в зале использованные билеты без контроля, потом за кинотеатром в мусорном ящике подбирали оторванную часть билета со словом «контроль» и дома так научились приклеивать обрывки билетов, что получался целый билет. Для склейки частей использовали хозяйственное мыло. Все склеенные билеты проглаживали горячим утюгом и получали билеты, ничем не уступающие настоящим. Хорошо,  что на билетах не ставили штампа с датой продажи. Вот по таким билетам мы и ходили в кино с сентября 1941 года по август 1942, то есть до прихода немцев. Вот так проходило наше детство в первые суровые годы войны.

Я и моя семья стали очевидцами  печальных событий, когда через станицу Абинская проходили наши отступающие в южном направлении войска. Они шли в сторону Новороссийска и Ставропольского края. Вместе с отступающими войсками двигались и беженцы, везя свой скарб на тележках и конных повозках; двигались также через станицу и многочисленные стада мелкого и крупного рогатого скота, эвакуируемые из донских и кубанских колхозов и совхозов.

22 июля 1942 года ростовский оборонительный рубеж был прорван гитлеровскими войсками. Дон светился кровавым заревом. Горел Ростовский вокзал, горела огромная мельница, горели портовые пакгаузы. Фашисты именовали Ростов «вратами Кавказа». Гитлер бросил к Ростову – на – Дону огромные силы. 16 суток тяжёлые самолёты воздушного корпуса Рихтгофена днём и ночью бомбили мирные кварталы города. 22 июля 1942 года фашисты прорвали фронт под Ростовом и, охватывая полукольцом город, устремились к переправе.

В ночь на 24 июля 1942 года последние взводы Иркутской дивизии и горсточка бойцов Ростовского полка народного ополчения, отстреливаясь и отбиваясь гранатами от наседавших гитлеровцев, покинули Ростов. Люди плыли через Дон на обломках плотов, на автомобильных камерах, на брёвнах. В город вошли фашистские войска.

Гитлеровские войска двигались по донским и кубанским степям тремя огромными потоками из Ростова 17 армия шла на Краснодарское направление, третий танковый корпус – на Армавир, 40 танковый корпус – на Ставрополь, восхваляемый нацистской прессой 49-ый горнострелковый корпус предназначался для боевых действий в центральной части Главного Кавказского хребта. Трудно было остановить эту лавину.

Первым серьёзным успехом наших войск на побережье был разгром 3-ей горнострелковой дивизии генерала Фылфенеску, которая стояла на рубеже Абинская — Узун, летом 1942 года. Против 3-ей армии были брошены морские пехотинцы. Бой продолжался трое суток. В лесах южнее Абинской осталось свыше 3000 трупов неприятельских солдат, 2000 были тяжело ранены, около 500 человек сдались в плен. Было уничтожено множество орудий и боеприпасов.

В феврале 1942 года, за месяц до того, как мы купили дом, умер мой отец Трегубенко Михаил Федорович. Это случилось так. 10 февраля мы вышли с отцом во двор, чтобы наколоть дров и сносить их в чулан. Мама ушла на рынок за продуктами, а Зоя ушла на работу. Мы с отцом напилили на козлах несколько срубленных деревьев. Отец начал их колоть, а я носил поленья на кухню и в чулан. Мама пришла с рынка и начала готовить обед. Она спросила нас, кому что приготовить. Отец попросил маму приготовить ему картошку с салом. Обед был сготовлен, и мама пригласила нас к столу. Отец с большим удовольствием ел картошку, а потом вдруг схватился за живот и начал кричать. Мама сильно перепугалась и побежала за «скорой помощью». Вскоре приехала «скорая помощь». Врач ощупал живот и сказал, что есть подозрение на аппендицит. У отца болели все кишки, боль была нестерпимой. Отца на «скорой» отправили в районную больницу. Там собрали консилиум врачей и   те высказали предположение, что у отца заворот кишок. Нужно было срочно делать операцию. Хирург был молодой выпускник Краснодарского медицинского института, практики по таким операциям у него не было и он не взялся за операцию и посоветовал отвезти отца в районную больницу станицы Крымской, которая находилась в 7 километрах от Абинской. Мама с Зоей на этой же «скорой помощи» отвезли отца в Крымскую. Диагноз подтвердился – это был заворот кишок. Отец не выдержал операции и умер на операционном столе под скальпелем. Вот так я потерял отца, а мама – мужа. Отец умер в возрасте 44 лет. Похоронили мы его в Абинской на местном кладбище 12 февраля 1942 года. После смерти и похорон отца мы долго не могли прийти в себя. Всем казалось, что отец где-то рядом, что вот он появится и заговорит с нами, засмеётся, начнёт шутить… Но, увы… Жизнь есть жизнь. Мы постепенно стали привыкать к нашей жизни без отца. Зоя продолжала работать на пекарне, мама продолжала пошив и перелицовку одежды на дому, я продолжал учиться в 4-ом классе.

За зиму и весну мы, взрослые и все мои друзья, пересмотрели такие замечательные фильмы, как «Линия Маннергейма», «Разгром фашистских войск под Москвой» (я эту картину посмотрел свыше десятка раз), очень много боевых киносборников, фильм «Два бойца», «Радуга», исторические фильмы «Александр Невский», «Минин и Пожарский»,  и «Петр Первый». Все эти фильмы вселяли уверенность в нашей победе.

В феврале 1942 года к нам на постой поселили четырёх боевых авиационных лётчиков, которые производили аэрофотосъёмку вражеских позиций и  бомбардировку передовых позиций немцев. До марта 1942 года двое из них погибли: один из них в воздушном бою, а второй был сбит зенитным огнём. Мы все очень тяжело  переживали их гибель. Что мне глубоко запомнилось – это воздушные бои в кубанском небе над кубанской землёй. Мы с мальчишками задрав головы смотрели на сражавшиеся самолёты и всей душой болели за наших. В результате этих боев большинство сбитых самолётов, к сожалению, были советскими.

В июле и августе 1942 года наши войска с тяжёлыми боями отходили от Ростова и Краснодара. Я помню, что войска отходили организованно, без всякой паники, но боевой техники было очень мало, не у каждого бойца была даже своя винтовка. Все войска, доходя до Абинской, сворачивали с шоссе и уходили в горы. Жители станицы со слезами на глазах провожали своих бойцов, давая им на дорогу ковриги хлеба, кувшины с молоком, фрукты, мясо и другие  продукты. Нас успокаивало то, что ни капли паники на лицах уходящих солдат не было. Они утешали население станицы, говорили: «Дорогие наши сестры, матери и братья, верьте, что мы придём назад и освободим вас. Не вешайте голову. Верьте в нашу победу!» И они действительно через полгода вернулись.

После 20 августа 1942 года немецкие бомбардировщики совершили налёт на центр станицы Абинская. Их целью были такие объекты, как магазины, аптека, больница, станичный поселковый Совет. Станица горела, погибло много мирных граждан. Мама была в это время на рынке. Бомба разорвалась прямо в центре рыночной площади. Люди падали, обливаясь кровью.  Мама увидела бежавшего в ее направлении мужчину, ей показалось что-то странным в его виде. Она взглянула ещё раз и увидела, что головы у него нет, а он продолжал  бежать.

Помню, как жители с разрешения станичных властей запасались продуктами, одеждой и обувью из разбитых магазинов. Все понимали, что немцы все равно разграбили бы их. Нас же, мальчишек, интересовали книги из разбитого книжного магазина. Как сейчас помню, что мне достались учебники литературы, истории СССР для старших классов и сочинения В.И. Ленина в красных  переплётах. Я всю эту литературу перетащил в вырытый нами во дворе нашего дома окоп, покрытый крышей. Все книги я обернул клеёнкой, вырыл яму в окопе и забросал свой тюк с книгами землёй. Там они и пролежали до прихода наших войск. Сочинения Ленина я передал в политотдел 11-ой армии, которая освободила Абинскую утром 11 марта 1943 года.

Немцы вошли в Абинскую без боя, примерно в первой половине дня. Почти все жители сидели в закрытых окопах. Двери домов были заперты на замки, хлева со скотиной и домашней птицей тоже были под замком, собаки были привязаны. И вот мы, сидя в окопе, почувствовали, как проехали тяжело нагруженные грузовые машины, услышали лязг гусеничных танков. Затем услышали, как хлопнула дверца калитки и во двор вошли немцы, тяжело топоча сапогами и громко переговариваясь между собой.

Вот они подошли к окопу и один из них, по-видимому, старший, громко закричал: «Руссиш швайн, комм шлехт, шлехт, шлехт!» В переводе на русский это означало: «Русские свиньи, к нам быстро, быстро, быстро!» Мама, Зоя и я быстро вылезли из окопа и попали в окружение нескольких солдат с наставленными на нас автоматами. Они показали на запертую дверь и приказали ее открыть, не забывая громко повторять: «Матка, млеко, яйка, мясо, хлеб».  У нас были яйца, масло и хлеб. Они все это забрали. У соседей слышалось кудахтанье кур, гусиное га-га-га, визг свиней и мычание коров. По дворам за всей этой живностью бегали немцы. Затем раздались выстрелы. Это немцы убивали домашних собак, свиней, овец и коров. Многие из немцев забирали из домов понравившиеся им вещи для своих посылок в Германию.

Вместе с немецкими частями вошли и румынские войска. В отличие от немцев, румынские солдаты и офицеры по отношению к местному населению вели себя более терпимо. Самовольно они ничего не брали, но любили попрошайничать, особенно продукты. Они вечно голодали и испытывали неприязнь к немцам. Немцы не любили румын, называли их цыганами и мамалыжниками, так как румыны любили кукурузную кашу – мамалыгу. Мне многократно приходилось видеть, как немецкие офицеры избивали кулаками румынских солдат и младших румынских офицеров. Старшие румынские офицеры избивали своих солдат плетью.

Итак, 25 августа 1942 года мы попали в немецкую оккупацию. Немцы сразу же показали свой «немецкий порядок». Им ничего не стоило, например, во время обеда громко отрыгнуть пищу,  «пустить ветры», в случае приспевшей нужды они выходили на крыльцо и справляли  «малую нужду», а «большую нужду» справляли на завалинках дома, в котором жили. Вот вам прославленная немецкая культура. Русские свиньи вели себя более благородно, чем «культурная» немецкая раса.

Немцы ввели трудовую повинность для жителей станицы. Все должны были выходить на рытье окопов и укрепление оборонительных позиций. В станице остались почти одни женщины,  для них это была очень тяжёлая работа, но немецкие надзиратели не давали  даже передохнуть. Тётя Зоя работала на рытье окопов, а мама предоставила справку от врача, что она больна туберкулёзом, и ее оставили в покое.

В начале сентября 1942 года румынские солдаты собрали урожай кукурузы с ближайших полей колхозов и совхозов, свезли этот даровой урожай на подворья, где они проживали, и приступили к шелушению кукурузы. Сами они не работали, а просили мальчиков и  девочек, подростков довести урожай до ума. Из 4-х обшелушенных вёдер кукурузы каждое 4-е ведро доставалось нам. Мы этим самым здорово помогали родителям в решении продовольственного вопроса.  Продовольственные магазины были закрыты. На местном рынке начался обмен платьев, костюмов, пальто, шалей, обуви, постельного белья на продукты, табак и самогон. На рынке в ходу были 3-рублёвки, 5-рублёвки, синие 10-рублёвки и серые сторублёвки. Все эти деньги, начиная  с 10-рублёвки, имели портрет В.И. Ленина. Были в ходу оккупационные марки, в соотношении 10:1, то есть 10 советских рублей – 1 оккупационная марка.

Начиная с октября 1942 года на рынке из продовольствия почти ничего нельзя было достать. 1 булка хлеба стоила 200 рублей, 1 килограмм сливочного масла стоил 2000 рублей, 10 штук яиц – 300 рублей, 1 стакан табака-самосада стоил 100 рублей. Начиная с ноября месяца из станицы Абинская во все отдалённые хутора и поселения двинулись толпы людей для обмена вещей на продовольствие. Но для того, чтобы покинуть пределы станицы,  нужно было в станичной управе взять специальный пропуск.

Обычно атаман почти всем выдавал пропуска. Как оказалось после взятия станицы нашими войсками, этот атаман специально был оставлен в станице вести разведывательную работу. Я видел его  среди высшего офицерского состава Красной Армии в новом офицерском обмундировании. Моя мама тоже ходила с отрезами тканей из тонкого шевиота и сукна, обменивая их на продукты. При входе в станицу стоящие на постах полицейские обычно производили обыск и отбирали у населения до половины продуктов.

Мама прятала в тайниках все имущество и вещи, подлежащие обмену (под крышкой стола, в подполье, в окопе).

Помню случай, как мать пекла кукурузную лепёшку и вдруг в окно увидела, что к дому подходит немецкий солдат. Она схватила горячую лепёшку и сунула ее мне под рубашку. Немец вошёл и сразу начал просить есть. Мама ответила, что у нас ничего нет. А лепёшка жгла мне живот. Я хотел отстранить ее от живота, но она выпала из-под рубашки на пол. Он схватил ее и стал орать на мать, что она его обманула. Не знаю, чем бы закончилось дело, но на  крик вышел офицер, живший у нас, и прогнал солдата.

С декабря начался настоящий голод. На рынке невозможно было что-либо купить или обменять, деньги потеряли свою цену, в добавок ко всему немцы запретили выход из станицы. Люди питались свёклой, подсолнечным жмыхом, семечками (их немцы почему-то не любили). Если где-то в результате артиллерийского обстрела или бомбардировки погибала лошадь, то это было наилучшим лакомством для людей. Люди налетали на убитую лошадь с ножами, топорами, вёдрами и, буквально в считанные минуты, от нее оставались только копыта и скелет. Многие люди опухали и умирали от голода.

 

25 сентября 1942 года наше командование, подтянув в место вклинения врагов в наш тыл морскую пехоту, ударило по ним с обоих флангов, зажало их в тиски и уничтожило. В течение трех суток шёл кровопролитный бой. И мы, жители станицы Абинская,  слушали отзвуки этого боя, многократное русское «Ур-р-а! Ур-р-а!», то приближающееся к станице, то удаляющееся.

В нашем доме одну из комнат занимал крупный офицерский чин. К дому была подтянута телефонная связь. Возле дома постоянно находились двое часовых. У этого офицера был денщик и вестовой. Так вот, во время этого трёхдневного боя, когда в станице поднялась тревога, суета, паника, когда в квартиру к офицеру сновали чины, я под шумок стащил у  него полюбившийся мне трёхцветный электрический фонарик и почему-то наш советский наган «ТТ».

Когда вся суматоха закончилась, офицер хватился фонарика и пистолета (мною предусмотрительно завёрнутых в промасленную бумагу и тряпки и спрятанного опять же в нашем окопе). Что с офицером было! Он кричал, визжал, топал ногами, грозился меня убить. Моя мать ползала у него в ногах, прося отпустить меня. За меня вступился офицерский денщик, который хорошо разговаривал по-русски. Он сказал офицеру, что я все время был у него на виду и он не видел, чтобы я заходил в комнату. Позже денщик признался мне, что он — член Коммунистической партии Германии, что он видел Эрнеста Тельмана, что он ненавидит фашистов и при удобном случае сдастся в плен русским.

После кровопролитных боев южнее Абинской 25-28 сентября 1942 года, когда русские войска отошли в горы и лесные массивы, немцы начали свозить трупы румынских и немецких солдат и офицеров. На эту операцию у них ушло   около недели. Трупы свозили в городской парк культуры и отдыха, из которого немцы сделали кладбище для офицеров и солдат немецкой армии. Здесь же была и большая братская могила для солдат и офицеров румынской армии. На могилах немцы ставили кресты и свастики с указанием известных данных о погибшем солдате или офицере.

Вскоре по станице поползли слухи о том, что немцы собираются расстрелять всех коммунистов и комсомольцев, оставшихся в Абинской. Люди подозревали, что ходившая по станице информация исходила от станичного атамана, которого считали советским разведчиком. Как оказалось впоследствии, они были правы. Коммунисты, комсомольцы и активисты стали уходить в горы, леса, прятаться в самой станице. Однажды утром, когда в станице началась облава, к нам забежала соседка с маленькой дочкой, завёрнутой в пелёнки. Она сказала, что немцы куда-то всех сгоняют, и она попросила разрешения у мамы оставить дочку с нами, пока она не вернётся. В наш дом никогда не приходили с облавами, потому что у нас жил высокий офицерский чин. Она никогда больше не вернулась. По словам очевидцев, немцам удалось схватить около 80 человек. Им связали руки, многим вложили в руки по ракетнице, револьверу или гранате, на шею надели фанерки с надписью: «Ich bin Partizan» (Я – партизан). Под усиленным конвоем, в сопровождении овчарок их вывели за станицу и расстреляли, а тела бросили в глубокую балку и засыпали землёй.

Партизаны и воинские соединения Красной Армии вместе с черноморскими матросами с октября 1942 по март 1943 года десятки раз пытались овладеть станицей и отомстить за смерть мирных граждан. Нам были слышны крики «Ура!», выстрелы из всех видов оружия, вплоть до артиллерийской стрельбы, но силы были неравные. Сотни гитлеровских солдат и офицеров нашли свое «жизненное пространство» на Кубанской земле.

 

В июне 1942 года военное положение Советского  Союза резко ухудшилось.  Летом 1942 года войска Юго-Западного фронта отходили на Сталинградском и Кавказском направлениях. В июле 1942 года немецкое командование решило, что настало время наступления на Кавказ. Было решено развивать наступление одновременно в двух направлениях: на Кавказ и на Сталинград.

12 июля 1942 года был создан новый, Сталинградский фронт под командованием маршала Советского Союза С.К. Тимошенко. Немецкое командование выделило для захвата города одну 6-ю армию под командованием генерал-фельдмаршала Ф. Паулюса.     За месяц боев немцам удалось продвинуться на 60-80 километров. Каждый километр стоил им больших потерь. Попытавшись захватить Сталинград с ходу и потерпев неудачу, германское командование решило ударить с запада и юга, отрезать советские войска от города и овладеть им. 25 августа город был объявлен на осадном положении. В течение нескольких дней из города было эвакуировано более 300 тысяч человек.

C  13 октября развернулись бои непосредственно за город. Вместе с войсками в боях участвовали и жители города, создавшие батальоны и истребительные отряды. К концу октября немцам удалось захватить часть города. Бои шли за каждый квартал, за каждый дом. Мамаев курган – высота, господствующая над центральной частью города, несколько раз переходил из рук в руки. Более 2-х месяцев с неослабевающей силой шли бои. Город превратился в груду развалин, но все попытки фашистов овладеть им разбивались о непоколебимую стойкость его защитников. К середине ноября противник вынужден был прекратить атаки и перейти к обороне.

 

19 Сталинградская битва

Сталинградская наступательная операция Советской армии длилась с 19 ноября 1942 года по 2 февраля 1943 года. 23 ноября 1942 года Юго-Западный и Сталинградский фронты замкнули кольцо окружения вокруг главной группировки немцев, действовавшей в районе Сталинграда. Это было первое крупное окружение, в котором оказались немецкие войска с начала войны.

К началу января 1943 года положение войск Паулюса значительно ухудшилось. Кольцо окружения сжималось. Резервы отсутствовали. Боеприпасы, горючее и продовольствие были на исходе. Моральное состояние окружённых войск падало. 8 января 1943 года советское командование предъявило ультиматум германским войскам, окружённым под Сталинградом. Ультиматум был отклонён.

10 января 1943 года войска Донского фронта приступили к ликвидации окружённой группировки. 14 дней спустя Паулюс сообщил германскому Верховному командованию: «Катастрофа неизбежна. Для спасения ещё оставшихся в живых людей прошу немедленно дать разрешение на капитуляцию». Его просьба была отклонена. Советские войска продолжали наступление, и 25 января передовые части Донского фронта ворвались в Сталинград с запада. В районе Мамаева Кургана они соединились с войсками 62-ой армии и расчленили окружённую группировку на две части. Теперь боеспособность немецких войск резко снизилась. Началась массовая сдача в плен. 2 февраля 1943 года окончательно было сломлено сопротивление армии Паулюса. Войска донского фронта завершили разгром 22-х дивизий, взяв в плен 91 тысячу солдат и офицеров во главе с генерал-фельдмаршалом Паулюсом.

Двести дней и ночей не утихала ожесточённая Сталинградская битва. По размаху, напряжённости и последствиям она не знала себе равных в истории. Сталинградская эпопея завершилась победой Советской армии.

 

Коротко опишу, каким образом мы, жители станицы Абинская, оккупированной немцами, узнали о великой победе на Волге. Начиная с 19 ноября 1942 года, с момента контрнаступления наших войск под Сталинградом и до 3 февраля 1943 года, мы, жители оккупированной станицы, получали всю информацию о Сталинградской битве через листовки, которые примерно один раз в неделю сбрасывали с советских самолётов для жителей Кубани и Дона. Листовки обычно сбрасывали ночью, а утром мы находили их повсюду и жадно читали, передавая друг другу. Обычно листовки заканчивались словами: «Час освобождения близок! Потерпите ещё немного! Смерть фашистским захватчикам!» Полицейские с руганью бегали по улицам, дворам и садам, залазили на крыши домов и сараев и собирали эти листовки, а потом сжигали.

Мне навсегда запомнился день 3 февраля 1943 года, когда утром в небе появился советский истребитель и на виду у испуганных немцев сбросил тысячи листовок, в которых говорилось о взятии Советскими войсками Сталинграда и о пленении Паулюса. Эти листовки были разных цветов: белые — для населения, а синие —  для немецких и румынских солдат. Синие листовки одновременно были пропуском для перехода на сторону Красной Армии. Солдаты их жадно ловили, читали и прятали.

В связи с этим мне запомнился случай, который мог стоить жизни многим из наших соседей-подростков, в том числе и мне. А дело происходило так. Прочитав сброшенные с самолёта листовки, мы, собравшиеся вместе пацаны, решили поиграть в войну (немцев и русских). Во дворе нашего дома мы из снега соорудили большую снежную крепость, водрузили на нее самодельное фашистское знамя (на большом листе бумаги сделали круг, в этом круге начертили фашистскую свастику, весь остальной фон закрасили красным карандашом). Из бумаги изготовили красный флаг, вооружились деревянными макетами винтовок и наганов и с заготовленными снежками кинулись на штурм крепости, где сидели «немцы» — вторая половина нашей ребятни. Они тоже наготовили снежков, это были «гранаты». По сигналу осаждающие крепость с водружённым фашистским знаменем с криками: «Бей фашистскую сволочь!», «Смерть немецким оккупантам!»  двинулись в атаку. Закипел бой, за которым наблюдали часовой, стоящий у дома, офицерский денщик-переводчик, о котором я уже упоминал, и полицейский Федор Базаров, наш сосед, которого немцы насильно заставили служить. Неожиданно во двор вошёл наш постоялец – немецкий офицер. Он остановился и вместе с остальными стал наблюдать за картиной боя. Мы настолько увлеклись игрой, что никого и ничего не видели. По-прежнему были слышны крики: «Бей немецкую сволочь!» и другие лозунги. Офицер не выдержал и, захватив переводчика и полицейского, приблизился к нам. Он схватил меня за уши, денщик и полицейский схватили ещё двух нападавших на крепость. Офицер открыл кобуру и достал пистолет. Увидев это, все это остальные ребятишки: и «немцы», и «русские», махнули через плетень и убежали по домам.

И опять за нас заступился переводчик. Он долго о чем-то говорил с немцем. Игра в немцев и русских закончилась тем, что с нас с троих сняли штаны и надрали задницы ремнём. «Лупил» нас полицейский Федор. Вдобавок офицер надрал нам уши и остался весьма доволен проделанной экзекуцией. Дома от матери мне ещё досталось шлепков. Я считал, что мы здорово отделались за игру, в которой не было победителей.

После того, как мы узнали о победе под Сталинградом из сброшенных листовок, люди изменились: высоко стали держать головы, на лицах стала играть улыбка, они перестали ругаться друг с другом. Люди ожидали освобождения.

Освобождение пришло 11 марта 1943 года. За неделю до взятия нашими войсками Абинской, на нее обрушилась лавина огня. Обстрел вела артиллерия с гор, в дело вступили гвардейские миномёты «Катюши», вела бомбардировки и советская авиация. В основном этот шквал огня обрушивался на позиции 17-ой немецкой армии, оккупировавшей Абинскую, но отдельные снаряды и бомбы рвались на улицах станицы, где находились зенитные установки, автомашины и стояли танки. Было очень страшно! Снаряды и бомбы летели со страшным воем. Население спасалось в погребах, подвалах и окопах, в которых стояла мартовская грунтовая вода. Мы же с мамой обычно залазили под кровать, наивно полагая, что под кроватью ни снаряд, ни бомба нас не достанут. Хочу отдать должное тете Зое. Она обычно во время обстрела и бомбардировки с воздуха ложилась на свою кровать и мгновенно засыпала. Это какие нужно было иметь нервы! Она рассуждала так, что если в дом попадёт бомба, то никакая кровать не поможет спастись.

Вечером 10 марта 1943 года наш постоялец с денщиком стали собирать вещи, убрали телефонную связь, захватили оружие, сняли с поста часового и скрылись в неизвестном направлении. Наступила мёртвая тишина. Это была, пожалуй, единственная ночь со дня оккупации, когда нигде не грохотало и не было слышно звуков стрельбы. Ночь прошла спокойно.

11 марта 1943 года в первой половине дня в станице сначала появились передовые дозоры Красной Армии, а затем в станицу Абинская вошли войска Северо-Кавказского фронта. Радость освобождения от немецкой оккупации была безмерна. Жители обнимали и целовали солдат, затаскивали их в дома и угощали, кто чем мог. Задымили полевые кухни, готовя воинам обед. В этот и последующие дни все население кормилось у кухонь, так как все продукты за зиму были съедены дочиста. Мы воспрянули духом: «Вот теперь мы будем жить!» У нас в доме обосновался штаб полка. Также протянули телефонную связь, поставили часового, появилась пишущая машинка. Мы жили в маленькой комнате, а большую занимали начальник штаба – майор, его денщик и связист. Вот тут-то мы, наконец, зажили!  Все, что готовилось  на полевой кухне, денщик приносил в котелках и нам. Я вспомнил, что у меня в окопе спрятано в клеёнке собрание сочинений В.И. Ленина и офицерский наган «ТТ». Я все это отрыл. Боялся, что промокнут книги, но все обошлось благополучно. Все свое богатство я отдал майору для передачи в политотдел. Он выслушал мой рассказ о том, как мне все это досталось, и горячо поблагодарил.

Первая и вторая недели после освобождения прошли спокойно, ни стрельбы, ни шума не наблюдалось, но так продолжалось недолго. Однажды к вечеру на Абинскую налетело несколько десятков самолётов, в основном бомбардировщиков, под прикрытием истребителей, и подвергла бомбёжке все воинские части. Это был кромешный ад! Бомбардировка длилась всю ночь. Полыхали пожары, горело все, что только могло гореть. Наш дом уцелел. Мать собрала все вещи в два больших узла, чемодан и корзину и перенесла их к бабе Вере,  у которой мы раньше жили на квартире. На следующую ночь налёт авиации повторился. На этот раз число самолётов было ещё больше. Казалось, что немцы решили сровнять с землёй нашу станицу. Бомбы сыпались на каждую улицу. Одни самолёты, отбомбившись, улетали, а на смену им прилетали другие. Мы сидели в окопе, ожидая прекращения бомбардировки. Наши постояльцы вместе с часовым куда-то ушли. И вот слышим, что где-то рядом взорвалась бомба. Мы были оглушены, нас обдало горячим воздухом от взрывной волны. Бомбардировка длилась почти до утра. Мы решили покинуть окоп, так как закоченели, стоя по колено в воде. Когда мы в полночь вылезли из окопа, то вместо нашего дома увидели громадную воронку и разбросанные во все стороны доски и бревна. У нас ничего не осталось. Осталось только то, что было одето на нас. Бомбардировка продолжалась. Мы решили укрыться за станицей в балках. Вся наша улица подверглась бомбардировке. Многие дома горели. Кругом валялись убитые лошади и солдаты. Слышались крики раненых солдат, просящих о помощи. Тяжелораненые кричали: «Пристрелите меня!» Это была ужасная картина.

Утром мы вернулись назад и поселились у бабы Веры. Больше налётов не было. Орудия не стреляли. Воинские части ушли дальше, к Новороссийску. Наши постояльцы забегали попрощаться с нами. Они все уцелели, так же как и мы укрывались в балках. Они оставили нам несколько буханок хлеба, несколько банок с американской тушёнкой, сахар, соль, чай, двухколёсную тележку, сказав: «Авось пригодится». Они как в воду смотрели, тележка нам очень пригодилась, когда мы решили уехать из Абинской в станицу Мингрельскую Краснодарского края. Нам посоветовала перебраться в Мингрельскую одна из соседок, жившая рядом с бабой Верой.  Она дала адрес своей сестры с письмом, чтобы та нас приютила на первых порах. И вот мы, погрузив на тележку наш скарб, тронулись в путь в июне 1943 года.

Мы шли по шоссе, волоча за собой тележку, в жаркий, знойный июньский день. Навстречу нам в сторону Абинской мчались военные автомашины, над головой пролетали самолёты. Мы вышли из Абинской ранним утром и к вечеру, уставшие и голодные, прибыли в Мингрельскую. Это тоже была станица, но, как мне показалось, гораздо меньше по размерам, чем Абинская. Мы быстро нашли нужный дом. Встретились с хозяевами, мужем и женой, дали им рекомендательное письмо. Хозяйка начала нас расспрашивать про свою сестру и про житье в Абинской. Вобщем, встретили нас очень хорошо. Хозяин недавно выписался из госпиталя по ранению, познакомился в госпитале с хозяйкой, и они поженились. Он переехал к ней. У него была покалечена рука, и он не мог воевать. Из разговоров мы узнали, что в Мигрельскую прибыло много беженцев из Абинской, потерявших жилье во время бомбардировки. Мингрельская тоже была под оккупацией, но их освободили раньше, чем нас. Здесь уже начала налаживаться жизнь. Работал станичный Совет, почта, телеграф, больница, госпиталь, открылись продовольственные магазины, рынок, работали кинотеатр и библиотека. Каково было моё удивление, когда я однажды в кинотеатре встретил своего лучшего абинского друга Николая Хоменко. Их семья, отец-инвалид, мать и он сам, так же как и мы после бомбёжки добрались до Мингрельской и поселились на квартире на краю станицы. Он по секрету мне сказал, что знает, как добыть из колхозных амбаров зерна и подсолнечных обмолоченных семечек, приготовленных к отжиму масла. Эти амбары стояли на сваях, чтобы не промокли полы. Он раздобыл ручное сверло,  и дело оставалось за малым – просверлить по дырке  в днище каждого амбара и набрать зерна и семечек. Амбары не охранялись, они были закрыты на большущие замки. Обычно по вечерам 1 – 2  раза в неделю мы посещали амбары, вытаскивали деревянные затычки, набирали в сумки зерно и семечки и возвращались домой. Родители знали о наших похождениях, но сильно не ругались, только говорили, чтобы мы вели себя осторожно и не попались сами. Мы были очень осторожны. Мы кормили свои семьи и гордились этим.

В Мингрельской мы впервые увидели пленных немцев. Их гнали большой толпой в сопровождении конного конвоя по центральной улицы станицы. На тротуарах стояли люди и громко ругали их и проклинали. Они шли оборванные, в разбитых сапогах, заросшие щетиной, в пыли. Ребятишки бросали в них палки и камни, свистели и улюлюкали. Правда, конвойные отгоняли нас от пленных.

Так прошёл июнь и июль 1943 года. Мне пора было устраиваться в школу в 5 класс. Зоя решила поехать в станицу Ленинградскую (большой районный центр Краснодарского края) к своей подруге, с которой она познакомилась в Мингрельской, когда та приезжала в гости к тетке.

Зоя добралась до Ленинградской, поселилась у своей подруги Марии и устроилась на элеватор грузчиком. В августе она пригласила нас переехать в Ленинградскую на постоянное место жительства. Она к этому времени подобрала довольно приличную однокомнатную квартиру с отдельным входом, с садом и огородом у Кульковой Елены, которая жила с двумя детьми: Иваном, который был на год моложе меня, и Соней, которая закончила второй класс. Муж нашей хозяйки Елены, Влас Тимофеевич, был на фронте.

Мы проживали по улице Вокзальной 20 недалеко от железнодорожной станции. Здесь мы прожили в дружбе и согласии с семьёй Кульковых с августа 1943 по август 1947 года. Здесь в 1945 году мы встретили День Победы!  В Ленинградской за 4 года я приобрел много хороших друзей: Кулькина Ивана,  Чеботарева Виктора, Мищенко Сергея, Дейко Николая, Девицкого Николая, Еременко Сергея, Тимофеева Павла. Мы почти все проживали на одной улице, учились в одной школе и почти все в одном классе. Мы жили как бы одной семьёй, у нас были одни интересы и одни желания.

Итак, 1 сентября 1943 года (мне исполнилось почти 13 лет) я поступил в 5 класс неполной средней школы №3. До 7 класса я учился в среднем неплохо. Затруднения у меня вызывала математика, физика и химия – практическое решение задач. Это произошло из-за детской глупости. Дело было так. Это было в 7 классе. Мы поспорили с сидящим со мной за одной партой Николаем Девицким о том, что кто за год получит больше двоек по этим предметам, тот и будет победителем. Учителя нас поднимали при проверке домашнего задания, при закреплении нового материала, вызывали к доске, но мы были немы, как рыбы. Нам в дневники ставили двойки. А мы с удовольствием их принимали и радовались, если их накапливалось больше, чем у соседа. Это соревнование закончилось тем, что мы были оставлены на лето по математике и по физике. Родители наняли нам репетитора (математичку и физичку в одном лице) Она все лето с нами занималась, а в августе приняла у нас экзамены по алгебре и физике. Мы сдали эти предметы на твёрдые тройки, а родители выложили целую кучу денег за репетиторство.

Чем я занимался, когда жил в Ленинградской? С сентября по май каждого года – учёба в школе, приготовление домашнего задания, вечером — чтение и рисование, вернее копирование любимых иллюстраций и картин, посвящённых Гражданской и Великой Отечественной войне, игры в лото на мелочь: 5 копеек – одна игра. Летом среди дня делали запасы топлива на зиму: корчевали пни спиленных деревьев, в основном акаций, собирали щепки, сухие ветки, обломки шпал и дров на железнодорожной станции. Мы с Иваном с утра брали мешки и шли собирать топливо. Обычно брали все, что горит, вплоть до коровьих сухих кизяков. Иногда нам перепадало 1-2 ведра угля. Это случалось, когда на станции разгружали уголь, и сердобольные женщины сбрасывали нам немного на другую сторону платформы, а иногда даже сыпали зерно, сушёную рыбу, арбузы. Это была наша обязанность заготовить топливо на всю зиму. Мы делали это добросовестно. Родители были очень довольны нами.

Здесь, в Ленинградской, я увлёкся филателией. Я начал собирать почтовые марки РСФСР довоенного и военного выпуска.

Здесь, 15-летним подростком, я впервые влюбился в соседскую девочку Зину, ученицу 7 класса. Эта любовь осталась неразделенной. Я любил ее всем сердцем, всей душой, но не мог признаться в любви из-за своей стыдливости. Она так и не узнала, что я был влюблён в нее.

Мне запомнилось несколько эпизодов, связанных со мной и моими друзьями. Осенью 1943 года, убирая вечером урожай фруктов в саду, мы припозднились, стало совсем темно, и мы решили идти в дом. Вдруг видим, что через крону одной из яблонь что-то с шумом и ярким светом падает на землю. Это было горящее огненное колесо. Оно упало на землю и покатилось к нам. У нас с Иваном от страха подкосились ноги, мы дико закричали и рванули бегом из своего сада. Когда бежали домой, то оглянулись и увидели, что колесо следует за нами по огороду. С диким воплем вбежали в дом, закрыли дверь на засов и полезли со страху под кровать. Наши родители еле-еле вытащили нас оттуда. Мы все им рассказали, и они тоже перепугались. Утром со страхом открыли дверь и пошли по огороду в сад в поисках колеса. Колеса мы не нашли, но след от него шириной 5-7 см остался видным. Что это было – я до сих пор не знаю.

А однажды летом 1944 года мы выявили целую банду дезертиров и сдали их в руки властей. В один из июньских дней мы всей гурьбой пошли купаться на речку Сосыку. Сосыка – маленькая речушка, которая была бедна рыбой, но богата пиявками. Мы выкупались и стали обирать с себя приставших пиявок, как вдруг заметили, что с косогора вниз к реке спускается человек 5-7, одетых в военную форму. Мы прыгнули в камыши и затаились. Они спустились вниз и расположились в 8-10 метрах от нас. Мы их хорошо видели и слышали, о чем они говорили, а они нас не заметили. Это были дезертиры, они в станице грабили ночью прохожих, залезали в квартиры. Их долго искали милиция и воинская часть, но безуспешно. Они начали хвалиться тем, что наворовали. Затем они приступили к обсуждению плана ограбления магазина сегодняшней ночью. Дождавшись, когда они разденутся и полезут в воду, мы потихоньку вылезли из камышей, наспех оделись и дали деру. Прибежали в станицу, обратились в милицию и все рассказали, где, когда и кого мы видели и что мы слышали. Нас поблагодарили, вызвали по телефону машину с автоматчиками и поехали по указанному адресу, прихватив одного из наших ребят, чтобы он показал дорогу. Не доезжая реки, Серегу Мищенко, нашего друга, ссадили с машины, а сами поехали на то место, где мы встретили подозрительных людей. Дезертиров накрыли за игрой в карты. Взяли всех без сопротивления. После этого налёты на прохожих и квартиры прекратились. Нас отметили подарками: каждому выдали по две буханки хлеба, по банке мясных и рыбных консервов, по каральке колбасы и по килограмму риса. В то время это был поистине царский подарок.

Вот так мы и перебивались: мама шила, Зоя работала на элеваторе, а я помогал, как мог.

                         СНОВА МИРНЫЙ ТРУД

 

1945 год. Ещё не капитулировала Япония, а демобилизация Советской Армии уже началась.

Площадь перед Белорусским вокзалом в Москве заполнена народом. У всех радостные взволнованные лица. Гремит оркестр. Наконец, раздаётся долгожданное: «Едет!» И к перрону медленно подходит празднично украшенный состав. Четыре долгих года войны  мечтали об этом дне люди на фронте и в тылу. И вот он наступил!.

Один за другим появляются воины. Их окружают родные и близкие, друзья по работе, товарищи по оружию. Ещё многое напоминает о войне, но везде уже думают о мирном труде.

 

20  Парад Победы

Победа в Великой Отечественной войне досталась нашему народу дорогой ценой. Миллионы людей не вернулись с полей сражений, многие стали инвалидами.

Особенно тяжелы были первые послевоенные годы. Ведь на территории, подвергшейся гитлеровской оккупации, до войны вырабатывалась треть промышленной и половина сельскохозяйственной продукции страны. В результате понесённых потерь народное хозяйство было отброшено назад. Война задержала развитие советской экономики примерно на 10 лет.

В августе 1945 года в самый разгар наступательных боев против японских войск, госплан СССР получил задание разработать пятилетний план развития народного хозяйства страны на 1946-1950 годы. Особое внимание было обращено на восстановление тяжёлой индустрии и железнодорожного транспорта.

Борьба за осуществление пятилетнего плана развернулась быстро и в исключительно широких масштабах. Уже в 1945 году с конвейера Сталинградского тракторного завода сошёл пятисотый гусеничный трактор. Быстро поднимался и Донбасс. Шахты одна за другой вступали в строй. Сложные строительные работы велись на Днепрогэсе. Захватчики не успели полностью взорвать его. Прежде, чем начать восстановление, сапёрные части извлекли из нее 360 тонн взрывчатки. 3 марта 1947 года первая турбина возрождённой ГЭС вступила в строй.

До декабря 1947 года существовала карточная система распределения продуктов и многих предметов ширпотреба. Рабочий, например, ежемесячно получал менее двух килограммов мяса и рыбы, 400 грамм жиров, полтора килограмма крупы и макарон. Остро ощущалась нехватка жилья. Люди порой жили в полуразрушенных домах и землянках.

 

В 1947 году я закончил 8 классов средней школы №1 станицы Ленинградской Краснодарского края.

21  1945 г Ленинградская

Моя мама и тётя Зоя решили переехать на постоянное место жительства в город Морозовск Ростовской области, так как им дали ссуду на строительство дома как пострадавшим во время фашистской оккупации.

Морозовск расположен в верховье реки Быстрая, притоке Северного Донца. До мая 1941 года был казачьей станицей, основанной в начале ХХ века, имеет героическое революционное прошлое. Средняя школа №2 носит имя К.Е. Ворошилова, так как здесь в мае 1918 года под руководством Ворошилова проводилось объединённое заседание коммунистов Донецкого и Донского округов совместно с коммунистами 3-ей и 5-ой Украинской армии. В этом здании был ревком штаба Красной гвардии. Об этом говорит укреплённая на здании мемориальная доска.

Летом 1918 года была создана Морозовско-Донская дивизия – одно из первых формирований Рабоче-Крестьянской Красной Армии, начальником которой стал Мухоперец Иван Михайлович, который прибыл с мандатом Петроградского комитета РСДРП в родную станицу. Первый свой бой с белогвардейцами революционным войскам Морозовского округа довелось принять 23 февраля 1918 года у станицы Цимлянской. В том первом бою они помогли цимлянцам восстановить у себя в станице Советскую власть и организовать красногвардейскую дружину.

В самом центре Морозовска стоит памятник бойцам 292-го интернационального Дербентского полка, погибшим в боях с белогвардейцами в июне 1919 года. Высоко взметнулся 16-метровый обелиск, никогда не увядают живые цветы на постаменте.

Весной и летом 1919 года станица Морозовская дважды переходила из рук в руки. Окончательно она была освобождена от белогвардейцев в начале 1920 года частями 9-ой Красной Армии.

Хочу остановиться подробней на описании этого города. Здесь прошла моя юность и здесь нашли последний приют мама и тётя Зоя. С 1951 по 1978 годы я ежегодно приезжал сюда в отпуск вместе с женой и детьми. После смерти моей мамы 6 сентября 1978 года,  я ещё три раза приезжал в гости к тете Зое, которая умерла в сентябре 1993 года.

22 Морозовск Храм Рождества Пресвятой Богородицы

Храм Рождества Пресвятой Богородицы. г. Морозовск

                  РОДНИКИ БЕССРОЧНОГО СВИДАНИЯ

 

Всю жизнь человек раздвигает границы своего мира. В раннем детстве этот мир ограничен для него городским двором или сельской улицей. Приходит время – и мы отрываемся от родной земли и уходим искать свой Комсомольск – на – Амуре, свою целину, свою Испанию… Уходим, но оглядываемся. Уходим, но никогда не прощаемся навеки с родными местами. И всю жизнь вновь и вновь будем возвращаться к родным местам, к тем голубым родникам, что наполнили нас перед дальней дорогой.

Мой незабываемый край, город Морозовск, широко и привольно раскинулся в Донской степи. До мая 1941 года он звался станицей. На улицах его и поныне увидишь старые казачьи курени, а на окраинах и плетни вместо частоколов. Все улицы в этом городе выходят в степь. Она окружает его со всех сторон, и, кажется, будто сама властно вступает на площади, во дворы и левады, пропахшие горячим солнцем, чербецом и горьковатой полынью. Город в степи. Я знаю, что не даром казаки выбрали здешние места для своих куреней. Бежав с Хортицы после указа Екатерины П, упразднившей запорожскую вольницу, они нашли здесь то, что было дороже жизни – свободу и раздолье.

Всякий раз, когда я приезжал в родные края, я приходил на свидание с рекой юности – рекой Быстрой.  Ещё в отрочестве, а затем и в юности я исходил и излазил в ее  верховьях все балки и буераки и помнил на зубок каждую лощину. Текла моя речка спокойно, неторопливо сквозь густые заросли верб и рогозы, и даже в июльское пекло было прохладно на луговинах, пахнущих мятой. Я бродил тогда по камышовым зарослям, искал утиные гнезда, ловил на перекатах пескарей рубашкой с завязанными рукавами. Помню, забрёл я как-то раз под незнакомую глиняную кручу, наверху которой были могучие вербы с густой кроной. И вдруг смотрю: меж корнями бьёт из-под земли родник. Крохотный сам, а вода в нем пенится, кипит. И до чего вкусная! Утолил я жажду и пошёл по следу ручейка, а он то и дело в траве теряется. Только и можно было почуять босыми ногами, куда ручеёк путь держит. Оказалось потом, что с этого родника речка моя начиналась. Вот, значит, откуда реки-то берутся! Так и порешил я со своими друзьями: родничок наш Дону жизнь даёт. Кружит по бескрайней степи узкой белесой змейкой, катит, будто нехотя, к Дону свои воды, прозрачные до синевы, крохотная речушка Быстрая. Никогда не качала она на своих волнах ни кораблей, ни ладьи, а путнику можно вброд перебраться по ее песчаным отмелям с одного берега на другой. И все-таки речушка знает себе цену. Она не думает о том, что ещё до моря поглотят ее воды больших рек, — спокойно и весело делает свое дело: течёт. К морю течёт!

И поныне ещё жив, чист и светел мой родник. Он родит воду – источник жизни и красоты на земле. Очень верное и ёмкое слово измыслил для него русский человек – родник. Корень у него род: родня, родина, родиться, народ.

Каждый раз, когда я приезжал на летние каникулы в Морозовск, шёл к своему роднику, прикасался ладонями к живой воде и невольно думал, что дала она мне все, ради чего я покинул когда-то родной кров: труд и борьбу, победы и поражения, вешние рассветы и осенние звезды, утраты и надежды. Но, пройдя этот мир, я теперь твердо знаю, что именно здесь, в краю моей юности, начинается моя Родина. 23 Река Быстрая возле Морозовска

Река Быстрая

Книга

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: